1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Игорь Железовский. Глава 6. На старт вызывается

На старт вызывается Игорь Железовский.

Голос звучит обыденно, буднично. Для судьи- информатора, когда он представляет спортсменов, все равны: и двукратный чемпион мира, и никому неизвестный новичок.

Ho реакция болельщиков на трибунах совсем иная. Да по-другому и не может быть. Выступления Игоря Железовского зрители всегда ждут с нетерпением. И если на стадион забредет случайный посетитель, то Железовский обязательно завоюет и его симпатии. Еще на разминке, когда Игорь делает пробные рывки, в нем чувствуется мощь, внутренняя сила, и сразу начинаешь верить: сейчас произойдет что-нибудь необыкновенное. Поэтому на Железовского многие идут, как в театр на любимого актера.

После чемпионата мира в Сент-Фуа поклонников Игоря больше всего беспокоил вопрос: как быстро сумеет лидер оправиться от психологического шока, полученного в Канаде?

Ho ни на заключительных состязаниях 1987 года, ни на первых соревнованиях олимпийского сезона-88 в стартовых протоколах фамилия Игоря Железовского не значилась.

Любители коньков занервничали: что случилось? Куда пропал Железовский?

В редакции газет «Советский спорт» и «Физкультурник Белоруссии» стали приходить письма, в Госкомспорт СССР постоянно звонили взволнованные болельщики. И в письмах, и по телефону задавали один и тот же вопрос: «Неужели Игорь Железовский не поедет на Олимпиаду?»

— Успокойтесь, Железовский готовится к Олимпиаде вместе со всей сборной. Первый его официальный старт намечается на конец ноября, — спокойно отвечал на звонки один из работников Госкомспорта Геральд Быков.

— Скоро мы все в личных секретарей Железовского превратимся, — ворчали сотрудники.

Незадолго до ноябрьских праздников в редакцию «Советского спорта» позвонил председатель Федерации конькобежного спорта СССР Виктор Блинов:

— Знаю, что результаты тренировочных стартов в газете обычно не публикуют. Ho сейчас ситуация особая. В ближайшие дни на «Динамо» будут проведены контрольные забеги сильнейших спринтеров страны. Побежит и Железовский. У меня просьба: напишите об этих состязаниях хотя бы несколько строчек. И обязательно укажите результат Железовского.

Вскоре в «Советском спорте» появилось короткое сообщение: «На искусственной конькобежной дорожке «Динамо» в Москве минчанин Игорь Железовский пробежал 500 м за 37,7».

В тот не по-осеннему солнечный и ясный день на «Динамо» собрались тренеры, специалисты, спортсмены — все, кто хотел увидеть Железовского на дорожке после долгого перерыва.

Игорь пробежал «пятисотку» мастерски, мягко входя в повороты и мощно пробегая прямые отрезки дистанции. Он продемонстрировал отличный стиль бега. Это был прежний бег двукратного чемпиона мира Игоря Железовского.

Скупой на похвалы тренер сборной мужчин-многоборцев Геннадий Гершман после забега остановился возле Железовского, неторопливо надевавшего чехлы, похлопал его по плечу и сказал только одно слово:

— Отлично!

— Да что вы, Геннадий Сергеевич. — Игорь был очень смущен, — по такой погоде и тридцать семь — плохо. Да я просто еле дошагал до финиша.

— Это же твой первый старт и провел ты его почти безупречно. Через несколько тренировок ты летать будешь по мировым рекордам.

Железовский пошел в раздевалку, где его встретили товарищи по сборной.

— Ну, ты герой, — бросил Фокичев.

Игорь не придавал особого значения этим похвалам. Хотя он и пробежал лучше всех в сборной, но состязания были неофициальные.

Через несколько недель состоялись соревнования на призы Московского городского комитета комсомола. И вновь Железовский был лучшим. На обеих спринтерских дистанциях он победил легко, не оставив соперникам никаких шансов на успех.

Теперь его путь лежал в Калгари. В декабре по просьбе канадской федерации на крытом катке «Олимпийский овал» проводился очередной этап Кубка мира, в котором принимала участие наша конькобежная дружина.

Долгое время лучшим катком мира считался наш знаменитый Медео — «жемчужина в горах», как любили называть его журналисты. В сезоне-87 вступил в строй крытый каток «Тиалф» в Херенвене, о чем уже рассказывалось в этой книге. Американец Томец, один из сильнейших спринтеров мира, увидев зал, воскликнул в восхищении: «Это настоящий ледовый замок!»

Ho если Медео — «жемчужина в горах», а «Тиалф» — «ледовый замок», то «Овал» в Калгари — истинный рай для скороходов. Это уникальное произведение конькобежной архитектуры поразило Игоря. Здесь, как и на «Тиалфе», в распределение мест не может вмешаться погода.

В первый день соревнований на «пятисотке» Игорь не справился со скоростью, не удержал равновесия и упал. Во второй день турнира Железовский случайно помешал своему партнеру по забегу и был дисквалифицирован. В третий день он уже готов был поверить в фатальное невезение, когда узнал, что побежит «полуторку» в последнем забеге. До сих пор считалось, что в последних парах стартуют неудачники: лед к этому времени успевает «подсесть». Однако Игоря на этот раз ждал приятный сюрприз: когда он вышел на старт, лед «Овала» был сильно изрезан, но его скоростные качества не изменились. Игорь ровно пробежал всю дистанцию, а на самом финише сумел еще и увеличить скорость. На табло зажглись цифры нового мирового рекорда: «1 минута 52,50 секунды».

Одна из самых удивительных особенностей «Овала» состоит в том, что качество льда на нем не снижается. Если даже в Херенвене к концу соревнований лед становится несколько хуже, то в Калгари такие неприятности для конькобежцев исключены. Здесь поддерживаются постоянная температура и влажность воздуха, толщина и температура льда. Во время Кубка мира температура воздуха на протяжении трех дней состязаний была плюс одиннадцать градусов, а температура льда — минус четыре при толщине три сантиметра.

В Калгари скороходы восемь раз превышали мировые рекорды. Железовский объясняет это еще и тем, что на катке «Овал» возможен удивительный контакт со зрителями, и конькобежец, выходя на лед, чувствует себя артистом, вышедшим на сцену, исполнителем главной роли.

Победа в забеге на 1500 метров в Калгари окончательно убедила Железовского в том, что ему по силам бороться на Олимпиаде за успех в трех дисциплинах: 500, 1000 и 1500 метров.

И вот наконец — олимпийские соревнования.

На «пятисотке» Железовский по неудобной большой дорожке стартовал в пятом забеге после главных претендентов на победу — Мая, Фокичева, Куроивы, Дженсена. Первые сто метров Игорь пробежал на одном дыхании, так быстро он никогда не разгонялся. Плавно вошел в поворот, быстро преодолел переходную прямую, а на втором повороте произошло неожиданное: центробежная сила вынесла, а если быть точным, выбросила его далеко от бровки. В итоге результат Железовского оказался только шестым.

На следующей дистанции — 1000 метров — жребий опять был немилостив к Железовскому: пришлось вновь бежать по неудобной дорожке.

Его соперник — олимпийский чемпион на «пятисотке» Уве-Йенс Май из ГДР сумел оторваться от Железовского, и лишь на самом финише Игорь почти догнал его. Окончательный результат—бронзовая награда.

На дистанции 1500 метров Железовский практически точно воспроизвел свой собственный график рекордного декабрьского забега, но этого оказалось недостаточно. Конькобежный экспресс за это время ушел вперед, и результат Железовского, хоть и был лучшим среди советских скороходов, в итоге оказался лишь четвертым.

Выступление советской команды на льду «Овала» разочаровало болельщиков. После маленького ленинградского катка с укороченной дорожкой в 333 метра обычные прямые казались конькобежцам невероятно длинными, повороты чересчур крутыми. Скороходы пробегали лишнее расстояние. По подсчетам специалистов, Игорь вместо положенных 1000 метров бежал более 1060. Лишние 60 метров — это минимум 0,4 секунды. Нетрудно подсчитать, каким могло быть время Железовского, окажись тренировки более разумными.

Другой на месте Железовского стал бы оправдывать этим обстоятельством свой проигрыш, сослался бы на то, что пришлось готовиться к Олимпиаде на неудобном катке, когда можно было провести тренировки на Медео. Действительно, ведь спортсмены не виноваты, программу разработал тренерский совет, утвердил Госкомспорт СССР.

Он имел право это сказать, и никто не посмел бы осудить его за такие слова. Ho Железовский поступил иначе. В одном из интервью он заявил:

— Когда нас, олимпийцев, встречали в Шереметьево, меня поздравляли, дарили цветы. Я был удивлен. С чем меня можно поздравлять? Лавров я не снискал и свое выступление на Белой олимпиаде расцениваю как неудачу. Что собираюсь делать теперь? Тренироваться! Буду готовиться к следующему чемпионату мира, который состоится в Херенвене на катке «Тиалф», где я впервые завоевал звание чемпиона мира...

***

...На одной из тренировок его вел Константин Константинович Кудрявцев, которого назначили консультантом сборной СССР. После тренировки Игорь спросил у знаменитого тренера:

— Скажите, что вам не нравится в моем беге?

Кудрявцев, обычно скупой на похвалы, искренне сказал:

— Твой бег сегодня был близок к идеалу.

Игорь чуть поморщился:

— Я ведь не барышня, Константин Константинович, чтобы мне комплименты говорить. Скажите честно: что у меня не получается?

В глазах тренера блеснул веселый огонек, он с иронией сказал:

— Раз так, то слушай. Слабоват толчок, высоковата посадка, вяловат разгон, грязноваты повороты. Это главные ошибки. А теперь по мелочам...

— Стоп! Стоп! — подыграл Игорь. — Так мне, выходит, нужно заново учиться бегать на коньках?!

— Вот именно: каждый раз — заново. А ты как думал? Ну, ничего, я тебе, так и быть, помогу. Учись у старика!

— Есть учиться! — вытянулся по струнке Игорь.

Как настроить интернет на тарифе Смарт MTS.

Результаты
соревнований