1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Пехштайн объявляет войну Международному союзу конькобежцев

Такого еще никогда не происходило в конькобежном сообществе, да и в спорте в целом. В начале сентября более сотни известных атлетов, тренеров, официальных лиц объединившись вместе, подписали обращение в Международный союз конькобежцев (ISU) и таким образом, поддержали очередной иск пятикратной олимпийской чемпионки Клаудии Пехштайн к этой организации.

Клаудия уже более 4 лет пытается восстановить свое доброе имя и добиться от ISU официального признания, что обвинения в ее адрес в применении допинга были выдвинуты ошибочно. Однако чиновники и спустя долгие годы продолжают хранить молчание, делая вид, что в данном случае нет поводов для дискуссий.

За это время состоялось множество судебных разбирательств, сотни юристов изучали материалы дела, были заслушаны мнения десятков экспертов, но даже после такого тщательного изучения всех фактов найти правых и виноватых в разгоревшемся скандале оказалось не так-то просто.

Думается, что случай Клаудии Пехштайн имеет все шансы со временем войти во все учебники спортивного права и его рассмотрению, без сомнения, будут посвящены многие семинары для юристов.

Нам же в преддверии нового раунда противостоянии К. Пехштайн и ISU, которое должно состояться 25 сентября в суде Мюнхена, хотелось бы напомнить читателям основные вехи этой юридической коллизии.

В конце 20-начале 21 века после череды громких допинговых скандалов, связанных с именами знаменитых спортсменов, многократных чемпионов мира и Олимпийских игр в недрах Всемирного антидопингового агентства возникла идея изменения тактики борьбы с допингом, поскольку старые методы оказывались неэффективны в отношении таких новых видов допинга как ЭПО.

Было решено, что следует определять в пробе не только сам допинг, но и следы его применения, для чего предлагалось использовать биологический паспорт крови, содержащий набор значений физиологических параметров спортсмена, собранных на протяжении длительного промежутка времени. На основе изменений значений биологических параметров специалисты антидопинговых служб могли сделать вывод о возможном применении допинга и дисквалифицировать спортсмена, даже если напрямую использование запрещенной субстанции выявлено не было.

Разработка биопаспортов началась с 2002 года, а в 2009 году вступило в силу руководство WADA по созданию биологического паспорта спортсмена, основанного на показателях крови. Одним из первых атлетов, для которых это нововведение WADA имело судьбоносное значение стала как раз Клаудия Пехштайн.

В феврале 2009 года в допинг-тестах, взятых у немецкой спортсменки, во время проведения чемпионата мира по конькобежному спорту в норвежском Хамаре, эксперты обнаружили слишком высокое содержание ретикулоцитов крови 3,54% и 3,38%, в то время как в январе эти же показатели у Клаудии были значительно ниже - 1,74%, а максимально допустимый уровень этого показателя не должен был превышать 2,4 %

Как заявили эксперты «такие колебания показателей крови не могут быть объяснены какими-либо естественными причинами, а следовательно спортсмен совершал незаконные манипуляции со своей кровью».

Вслед за этим, Международный союз конькобежцев официально сообщил, что в ряде тестов Пехштайн были обнаружены аномальные изменения, консистенция которых увеличивается после февральского чемпионата мира в многоборье. После двухдневных слушаний 3 июля 2009 года ISU на основании аномальных показателей крови дисквалифицировал Пехштайн на два года за использование кровяного допинга.

Таким образом, был создан важный для всего развития спорта юридический прецедент, когда спортсмен был обвинен в применении допинга на основании лишь косвенных доказательств, притом что никаких запрещенных веществ в организме найдено не было.

В тоже время руководство ISU явно недооценило, что столь экспериментальные методы к определению виновности спортсмена могут стать причиной громкого PR- скандала и многочисленных апелляций со стороны знаменитой чемпионки.

Первым делом после ошеломившего всех вердикта Пехштайн сделала ответное заявление, в котором подчеркивала, что «меня тестировали после тренировок, забегов, побед, проверяли дома, во время каникул. Все тесты были отрицательными. Ни в пробах мочи, ни в крови не находили запрещенные препараты. Объяснение простое: я никогда не принимала допинг и собираюсь опротестовать вердикт ISU в Спортивном арбитражном суде в Лозанне».

Уже на тот момент мнения многих специалистов конькобежного спорта относительно этой спорной ситуации разделились - одни надеялись, что Спортивный арбитражный суд (CAS) отменит дисквалификацию, поскольку она основана не на фактах, а на косвенных доказательствах, которые не имеют четкого обоснования.

Другие заявляли, что обвинения против Пехштайн очень весомые, поскольку в крови спортсменки есть значительные изменения, которые естественным образом нельзя объяснить, но которые могут быть следствием манипуляций.

Но, пожалуй, самые сенсационные новости мир услышал из уст члена медицинской комиссии ISU и главного обвинителя немки Харма Кюйперса, который не только заявил, что ранее в пробах Пехштайн были замечены значительные колебания уровня гемоглобина, но и выдвинул обвинения против всей элиты конькобежного спорта, поведав СМИ о странных результатов допинг тестов на чемпионатах мира 2000 года, которые так никогда и не были преданы всеобщей огласке, но неопровержимо свидетельствовали, что 12 конькобежцев могли использовать в тот период допинг.

Разноголосица мнений сопровождала столь непростое дело вплоть до начала слушаний в Спортивном арбитражном суде и достигла своего пика в первый день судебных разбирательств 22 октября 2009 года, когда адвокат Пехштайн выдвинул единственный весомый аргумент, который мог снять с его знаменитой подзащитной обвинения в применении допинга. Адвокат конькобежки сообщил, что у спортсменки в крови обнаружены естественные колебания количества ретикулоцитов, и возможно стоит пересмотреть правильность установленного предельного значения в 2.4% в каждом индивидуальном случае и еще раз проверить используемое оборудование, которое могло давать завышенные значения.

Юристы Пехштайн представили суду показания 6 экспертов, в двух из которых содержались серьезные доказательства того, что колебания показателей крови имеют естественную, а не искусственную природу.

Тем не менее, судьи сочли более убедительными аргументы ISU, юристы которого указывали, что на протяжении последнего времени Клаудия Пехштайн частенько меняла тренировочные базы, выбирала для тренировок удаленные места и тем самым сознательно затрудняла работу представителей антидопинговых служб. Но определяющим стало мнение профессора Хуберта Шреценмайера, который утверждал, что увеличение количества ретикулоцитов является явным и жестким указанием на применение допинга, даже если при этом показания гемоглобина и гематокрита остаются в норме. Как утверждал гематолог, Пехштайн обладает отменным здоровьем и поэтому любые объяснения, связанные с наследственными заболеваниями крови можно исключить априори. В конечном итоге CAS последовало именно экспертному мнению Х. Шреценмайера и таким образом, апелляция немецкой конькобежки на решение Международного союза конькобежцев о двухлетней дисквалификации была отклонена.

Но на этом спор между спортсменкой и международной федерацией не только не закончился, но и стал набирать все большие обороты, перейдя из залов спортивных судов в суды гражданские. На сей раз спортсменка, пытаясь найти хоть малейшую юридическую лазейку, которая помогла бы ей пробиться на Олимпиаду в Ванкувере, обратилась в швейцарский Федеральный трибунал. Спортсменку ждала удача - верховный суд Швейцарии одобрил просьбу Пехштайн и разрешил ей выступить на этапе Кубка мира в Солт-Лейк-Сити на дистанции 3000 метров, успешное выступление на которой могло обеспечить ей олимпийскую лицензию.

Однако потраченных на судебные разбирательства эмоций видимо и не хватило Пехштайн, чтобы удачно выступить в одной–единственной гонке в том сезоне. На этапе Кубка мира в Солт-Лейк-Сити спортсменка не попала в первую заветную «восьмерку» на дистанции 3 тысячи метров и заняла лишь 13-е место с результатом 4.04,59, не пройдя, таким образом отбор на свою шестую олимпиаду.

А уже незадолго до ванкуверской олимпиады последовало окончательное крушение всех олимпийских надежд Пехштайн. 26 января 2010 года швейцарский федеральный трибунал отклонил поданные адвокатами Клаудии Пехштайн апелляции и признали законность и обоснованность наложенной дисквалификации.

В конечном итоге несколько судебных инстанций последовательно ратифицировали обвинительное заключение в отношении К. Пехштайн и тем самым узаконили метод применения данных биологических паспортов крови для вынесения решений по делам о применении допинга.

Казалось бы, после январского решения высшего судебного органа Швейцарии в деле Пехштайн по¬ставлена точка. Правда, немецкие адвокаты решили попытать удачи еще и в Ванкувере. 15 февраля в день, когда олимпийском овале Ричмонда проводились забеги на дистанции 500 метров Клаудиа Пехштайн заявила, что подала еще одну апелляцию — на этот раз в специальное подразделение Спортивного арбитражного суда (CAS) в Ванкувере и надеется выступить на Олимпиаде в Ванкувере, несмотря на то, что дисквалифицирована за употребление допинга. При этом он выдвинула обвинения в адрес Международного союза конькобежцев в связи с тем, что организация исказила факты во время слушания в Швейцарском трибунале не в ее пользу.

Однако арбитры даже не стали рассматривать по существу эту нелепую и совершенно безнадежную попытку вскочить на подножку уходящего ванкуверского поезда. Всего лишь через 3 дня в отсутствие причин для изменения решения суд постановил: законных причин для удовлетворения апелляции Пехштайн нет…

И вновь точка в этом многоактном спектакле превратилась в запятую. Очередной головокружительный поворот последовал всего лишь спустя месяц после отклонения последней апелляции.

15 марта 2010 года в Берлине прошла пресс-конференция с участием представителей Немецкого общества гематологии и онкологии. Во время пресс-конференции немецкие медики заявили, что причиной аномальных кровяных показателей Пехштайн действительно является наследственная болезнь крови немецкой спортсменки, выявленная в результате полного медицинского обследования.

По заявлению доктора Герхарда Энингера, Клаудия Пехштайн страдает одной из достаточно распространенных в Западной Европе (страдают около 800 тысяч жителей Германии) форм гемолитической анемии — наследственным сфероцитозом, при этой форме анемии эритроциты вследствие деформации мембраны имеют необычную шарообразную форму, становятся ломкими и разрушаются гораздо быстрее, чем у здорового человека. А потому организм вынужден постоянно восполнять недостаток зрелых эритроцитов путем продуцирования большего количества ретикулоцитов (молодые формы эритроцитов, которые впоследствии созревают и превращаются в зрелые эритроциты).

Анализы кровяных показателей Пехштайн сделанные в феврале 2009 года как раз и выявили многократное превышение предельных показателей наличия ретикулоцитов в крови. По заключению экспертов, у здорового человека данное обстоятельство может быть объяснено только лишь использованием искусственного рекомбинантного эритропоэтина, что, естественно, запрещено антидопинговыми правилами.

По утверждению же немецких медиков, присутствовавших на пресс-конференции 15 марта 2010 года, аномальные показатели эритроцитов объясняются не использованием эритропоэтина, а наличием у Пехштайн того самого наслед¬ственного сфероцитоза, который она, предположительно, «получила» от отца.

Таким образом, с медицинской точки зрения поводы для дисквалификации Пехштайн теперь выглядели крайне сомнительными и, как и следовало ожидать через два дня после сенсационной пресс-конференции последовало повторное обращение Клаудии в Швейцарский федеральный трибунал, которое как выяснилось позднее не принесло немке ничего нового.

Своим решением от 28 сентября 2010 Швейцарский Федеральный суд вновь отклонил апелляцию Пехштайн против решения CAS по юридически формальной причине - суд может рассматривать факты и доказательства, которые не были учтены при вынесении решения, а не те, которые возникли позже. Иными словами, у Пехштайн нет доказательств того, что она была больна наследственным заболеванием в тот момент, когда показатели ретикулоцитов превышали допустимые пределы.

Пехштайн прокомментировала вынесенное решение следующим образом:

«Все легальные пути вернуться в спорт в Швейцарии для меня закончены. Теперь я буду добиваться того, чтобы предотвратить такие неправильные вещи, которые случились со мной, по отношению к другим спортсменам. Но ничто и никто не остановит меня вернуться в большой спорт»

Пехштайн сдержала свое слово, вернувшись на ледовую дорожку сразу после окончания срока дисквалификации и успев выиграть в том скомканном для себя сезоне 2011 года 2 бронзовые медали чемпионата мира, она продолжила свою священную войну с международным союзом конькобежцев.

30 Июня 2011 Клаудия созвала очередную пресс-конференцию, на которой обнародовала результаты добровольного тестирования, в которых в 24 случаях из 75, показатели ретикулоцитов были превышены. Позже также стало известно, что в марте 2011 года на чемпионате мира в Инцеле, где Пехштайн выиграла две бронзовые медали, показатель ретикулоцитов у нее также был выше нормы и составил 3.06%.

В начале декабря 2011 года было объявлено, что Национального антидопинговое агентство Германии с учетом заболевания Пехштайн не будет проводить никакого разбирательства в отношении конькобежки после добровольного раскрытия информации о превышении уровня ретикулоцитов. ISU и WADA опротестовывать это решение не стали.

СМИ расценили это как победу в борьбе за реабилитацию спортсменки после дисквалификации.

Кроме того, возникли сомнения и в юридической правильности обвинения спортсмена в применении допинга лишь по косвенным показателям биологического паспорта, при котором основополагающий принцип права – принцип презумпции невиновности (In dubio pro reo), состоящий в том, что сомнительные моменты толкуются в пользу подсудимого, оказался попранным сразу несколькими судебными инстанциями.

Юридические войны между Пехштайн и ISU затянулись на долгие годы и вряд ли очередной виток судебных разбирательств, который должен начаться в сентябре 2013 года внесет окончательную ясность в это запутанное дело, но все же столь тщательный и многократный анализ обстоятельств дисквалификации знаменитой спортсменки необходим всему спортивному сообществу, чтобы усовершенствовать процедуру определения наличия допинга и избежать подобных скандалов в будущем.

Результаты
соревнований