1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Олег Гончаренко. Повесть о коньках. Глава 6. Две дуэли

Прилетев в Москву из Японии, мы ненадолго попали в морозное царство. Самолет вскоре переместил нас в Цюрих, где на газонах зеленела трава, светило солнце и в воздухе бродила весна.

Советским конькобежцам впервые предстояло участвовать в чемпионате Европы, который проводился на знаменитом высокогорном катке Давос. Наша страна, дебютант соревнований, могла выставить только трех спортсменов.

Выбор пал на Шилкова, Гришина и меня.

Мы приехали в Давос за неделю до старта. И это заботило наших тренеров. Тогда мы еще мало знали о законах акклиматизации в горных условиях. На Медео приезжали обычно дней за десять до начала соревнований. Хватит ли в Давосе недели?

Неделя пролетела. Чувствовали мы себя необыкновенно бодро. Чистый разреженный воздух, полное безветрие, яркие краски горной зимы создавали хорошее настроение.

Пугало только солнце. То, что было благом для курортников, с полудня до вечера загоравших на деревянной трибуне катка, грозило стать бичом для конькобежцев. Часам к двум дня бежать по льду становилось невозможно.

Пятьсот метров я вновь пробежал отвратительно. Как всегда, не справился со скоростью на поворотах. Увы, для меня не было разницы, где бежать спринт: в обычных условиях или на высокогорье. На этот раз я прошел "пятисотку" хуже Ялмара Андерсена, у которого до сих пор эту дистанцию выигрывал. Ажиотаж вокруг беговой дорожки возрастал с каждой минутой. Хоть мы и одержали убедительную победу в Саппоро, спортивная пресса и публика, похоже, с этим не согласились. Все предполагали и надеялись, что в Давосе, на катке, где Ялмар Андерсен установил немало рекордов и одерживал блистательные победы, он даст решительный бой советским конькобежцам.

Поначалу прогнозы оправдывались. Андерсен, бежавший 5000 метров во второй паре, показал очень хороший результат, и мы ушли отдыхать в отель, который находился в пяти минутах ходьбы от стадиона, несколько озадаченные. Поскольку мы с Шилковым выступали в третьей группе, в нашем распоряжении было еще много времени. Беспокоило, каким окажется лед. Несмотря на приближающийся вечер, солнце пекло немилосердно.

Минут за пятнадцать до моего выхода на дорожку повеяло прохладой. Лед как будто начал твердеть, но он так и не успел окрепнуть, был словно резиновый. С трудом удавалось протолкнуть конек вперед. Как ни старался я держать высокий темп, пытаясь отыграть потерянное в спринте, это не удавалось. Андерсен обставил меня почти на десять секунд.

Борис Шилков тоже оплошал. Его результат еще хуже. И Ялмар Андерсен уверенно захватил лидерство. Единственная надежда теперь - 1500 метров.

Борис Шилков великолепно пробежал "полуторку". Он вырвал у Андерсена целых три секунды и создал небольшой запас очков. Мне, хоть и удалось показать второе время и даже опередить на 0,1 секунды Гришина, очков явно недоставало.

10000 метров предстояло бежать в паре с Ялмаром Андерсеном. Что предпринять?

Старт по каким-то причинам задержали минут на десять. Пришлось ждать. Андерсен был абсолютно спокоен, и, как мне казалось, посмеивался: мол, наконец-то я с тобой разделаюсь.

...Выстрел! Какая-то неведомая сила толкнула меня вперед, и я помчался по дорожке с резвостью спринтера. Тактику бега пытался строить на ходу. Рассуждал: "Андерсен не любит, когда со старта соперник уходит вперед. Надо сделать так, чтобы на первых же кругах он видел перед собой мою спину. Возможно, это выбьет его из колеи".

Прошли круг. Я впереди. Андерсен держится, не отстает.

Прибавляю темп. Андерсен отзывается на ускорение. После второго круга я по-прежнему впереди. Мелькает мысль, а что, если норвежец выдержит темп бега? Нет, надо держать скорость, попытаться измотать Андерсена.

К седьмому кругу вымотался я. Андерсен поравнялся со мной, вышел вперед. Но чувствовалось, что он уже не тот, что хитрость моя отчасти удалась.

Да, скорость соперника тоже невелика. Это подтверждали и сообщения диктора, объявлявшего, в каком темпе пройден очередной круг. Но тем не менее Андерсен все дальше уходил от меня.

К концу дистанции я совсем обессилел. Задыхался, судорожно глотал воздух. Обычно я придерживался другой тактики. Предпочитал сравнительно медленное начало, а вторую половину дистанции проходил резвее первой. Андерсен вновь оказался за моей спиной, но теперь он имел почти круг преимущества. Но я уже думал о том, как побежит Борис Шилков. Меня утешало, что результат норвежца будет не слишком высоким. О своем старался не думать.

Борису Шилкову, чтобы опередить Андерсена, необходимо было пробежать 10000 метров в пределах 17 минут 10 секунд. Задача не из легких, если учесть, что так быстро эту дистанцию он никогда не бегал. Борис стартовал в следующей паре. Он начал бег довольно спокойно, не обращая внимания на соперника - с ним в паре шел норвежец Сверре Хаугли. Борис строго выполнял указания своего тренера Калинина, который четко вел его по кругам.

Я наблюдал за забегом, катаясь по разминочной дорожке внутри круга. Рядом со мной переживал этот бег Ялмар Андерсен.

К концу дистанции Борис Шилков немного сдал, но тем не менее по сумме многоборья обошел Андерсена. Лавровый венок - наш! А для Бориса это был "золотой дубль".

В одном из последних забегов швед Сигвард Эрикссон отлично пробежал "марафон" и оттеснил меня от пьедестала, опередив в многоборье на 0,020 очка.

Вторая моя дуэль с Андерсеном состоялась на "Бишлете". Мы знали, конечно, что конькобежный спорт в Норвегии популярен необычайно. Ну, скажем, как футбол в Бразилии или хоккей с шайбой в Канаде. А тут убедились, что самые невероятные рассказы о фанатизме норвежских любителей коньков никакое не преувеличение...

Нас окружили вниманием не только любители коньков, но и пресса. Норвежские газеты относились к нам, пожалуй, скептически, будто и не было за нашими плечами побед на чемпионатах мира и Европы. Особенно подвергались сомнению результаты на Медео. Газеты в своих прогнозах безоговорочно отдавали пальму первенства Ялмару Андерсену в стайерском беге на предстоящем матче Норвегия - СССР.

Что лед будет хорошим, мы поняли сразу по приезде. Вода в Осло исключительно мягкая. Потому и лед на "Бишлете" скользкий, быстрый. К тому же он имел хорошее сцепление с коньками. Бежать по нему было чрезвычайно приятно. Особенно хорошо приспособился к этому льду я. Часто, даже на очень хорошем льду, из-за недостатка техники мои коньки пробуксовывали, толчок шел вхолостую. А здесь я чувствовал себя превосходно. Коньки будто прилипали к дорожке.

Наступил день соревнований, и на автобусе нас повезли к стадиону. По мере приближения к "Бишлету" автобус все чаще останавливался, медленно продвигаясь по запруженным людьми и автомобилями улицам. На "Бишлет" валом валил народ. Конные полицейские возвышались над толпой, сдерживая болельщиков.

Мы выходили на разминку, и каждого стадион встречал взрывом приветствий. Впрочем, спокойными трибуны не оставались ни на секунду. Они рокотали, как самолет, перед взлетом проверяющий работу своих двигателей на разных режимах.

Трибуны "Бишлета" чутко реагировали на каждую мелочь. Гришин и Ос обменялись рукопожатиями - шумный отзвук на зрительских скамейках. Юрий Сергеев, разминаясь, разогнался, вихрем прошел поворот - восторженная реакция, крики "браво!". Для нас все это было крайне необычно.

Но вот матч начался! После каждого стартового выстрела стадион взрывался так, будто забивали решающий гол в финальном кубковом матче. Гул трибун волной катился вслед за бегущими конькобежцами. Не стихало возбуждение и после финиша. Диктору приходилось каждый раз требовать тишины, чтобы смогла стартовать следующая пара.

Все с нетерпением ожидали забега на 500 метров с участием Юрия Сергеева. Он оправдал интерес к себе норвежских зрителей. Молнией мелькнул на первом вираже, так что стадион захлебнулся в восторге. "Бишлет" проявил себя большим знатоком конькобежной техники. После финиша Сергееву устроили овацию.

Я бежал с неизвестным тогда скороходом Эльвенесом, который не дал мне опомниться и на финише "привез" метров 25. Стадион ликовал, приветствуя победу соотечественника. Мне же было не по себе: результат- бледнее некуда.

Это придало злости. На дистанции 5000 метров я вел заочную борьбу с Ялмаром Андерсеном, который стартовал позже. Начал я спокойно. Постепенно наращивал скорость. Необходимо было сильно пробежать вторую половину дистанции, чтобы затруднить соперникам ориентировку на мой график. План свой я выполнил. Борис Шилков, бежавший следом, проиграл мне около четырех секунд.

И вот объявляют, что на лед вызывается Ялмар Андерсен. Долго не может успокоиться стадион. Казалось, дома возле стадиона рассыпятся в прах от оглушительного шума и гвалта. Наконец трибуны успокоились настолько, чтобы услышать звук выстрела. Ялмар Андерсен бросился вперед.

"Яллис! Яллис! Хейя! Хейя!"-надрывается стадион.

Как я и ожидал, Ялмар Андерсен поначалу значительно опережал мой график. Вот он выигрывает две секунды, три, четыре... После каждой информации диктора о беге кумира стадион стонет от восторга. Остается пять кругов до финиша, четыре... Видно, что бег Андерсена замедлился. Последний круг. Норвежец все еще чуть впереди...

Что творится на стадионе! Настоящий шторм!

Финиш Андерсена. Гул стихает. И вдруг - мертвая тишина: звучит голос диктора, объявляющего результат. Норвежец показывает те же секунды, что и я. К ликованию трибун примешивается свист. Но все же чувствуется, что публика в основном довольна таким исходом.

На другой день стояла тихая и ясная погода, светило солнце. С крыш капало. На тротуарах блестели лужи. Но лед на катке был отличный.

Советские скороходы подтвердили свое преимущество на дистанции 1500 метров. Ее выиграл Борис Шилков. Я проиграл победителю всего 0,6 секунды и занял второе место.

10000 метров мне выпало бежать в паре с Ялмаром Андерсеном. Помню мгновение тишины, когда стартер поднял вверх пистолет. Выстрел вновь обрушил с трибун лавину криков.

Андерсен сразу же оторвался метров на десять. Дальше я его старался не отпускать. Так мы пробежали пять кругов. И тут я вдруг понял, что соперник прибавить уже не может. Возможно, это и есть интуиция. Я решил приблизиться к Ялмару. Осторожно, исподволь. Несколько кругов мы шли вровень. Темп был не слишком высоким, и я решил выйти вперед, чтобы посмотреть, как среагирует на это соперник. И был, пожалуй, удивлен, когда не встретил никакого сопротивления. На вираже я оглянулся и увидел, что Андерсен отстал уже метров на тридцать. Публика его подбадривала. Он делал на ходу какие-то жесты, показывая на конек.

Финишировал я в одиночестве, стремясь показать высокий результат. Он оказался лучшим в тот день. Это была последняя "дуэль" с легендарным Ялмаром Андерсеном, которому так и не удалось поколебать авторитет советских конькобежцев.

тоаз тольятти последние новости

Результаты
соревнований