1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Олег Гончаренко. Повесть о коньках. Глава 5. С коньками в тропики

Итак, летим в Японию. Реактивные лайнеры еще не появились, и добраться до Страны восходящего солнца было не так-то просто. Дипломатических отношений между нашей страной и Японией в то время не существовало, поэтому команда должна была лететь сначала в Гонконг, получить там визы, а уже затем держать путь в Токио.

Мы летели до Иркутска всю ночь и к вечеру следующего дня приземлились. Спали вповалку на матах в багажном отделении.

Сибирь встретила температурой минус 30 градусов.

Но все же решили размяться. Тренировка взбодрила, хоть и замерзли немного. У некоторых ребят пальцы ног и рук прихватило морозцем.

Ночью уехали в аэропорт, но Улан-Батор не принимал. Пурга. Прождали до утра. И снова в полет.

Приземлились где-то в степи. Монгольской столицы не было видно. Снега тоже. Мерзлая земля. Ветер гонял под ногами пыль и перекати-поле.

Через час мы снова взлетели, взяв курс на Пекин.

В столицу Китая прилетели в полдень. Помню, как самолет снижался над городом. Сверху Пекин напоминал огромный муравейник. Лачуги лепились одна к другой. Улицы запружены людьми. Самолет наш летел над самыми крышами. Мелькнуло озеро, за ним - похожий на сказочное видение дворец императора.

Снега не было и тут. Температура воздуха - около нуля. После Иркутска это казалось почти жарой.

Вечером вышли пройтись, посмотреть город.

Пекин произвел мрачноватое впечатление. Улицы плохо освещены. Бесконечно тянулись лавчонки. Продавцов вроде бы много, а покупателей - почти никого. Часто встречались рикши, ожидавшие пассажиров. Дремали в своих колясках.

Рано утром нас подняли. Ехали на автобусе через весь Пекин. Повсюду перед лавчонками горели костры. Люди, кутаясь в халаты, жались к огню, спали на тротуарах.

В предрассветной мгле поднялись в воздух. Осталась позади Великая Китайская стена, бесконечно петляющая по горам. Самолет очутился вдруг в узком ущелье. Нас швыряло так, что казалось, вот-вот заденем крылом за скалы. На одном из воздушных ухабов Кудрявцева подбросило с кресла, и он больно ударился макушкой. Из кабины вышел пилот и с помощью переводчика успокоил: здесь всегда такая болтанка.

Кантон окатил нас горячим воздухом. Жара - 30 градусов в тени. Нас встречают сотрудники советского представительства. Одеты они по-летнему. А мы в пальто, свитерах, вязаных спортивных шапочках. Пот - градом. Но мы еще ощущали на кончиках пальцев иркутский мороз.

В гостинице распахнули окна, включили вентиляторы-пропеллеры, мигом скинули с себя одежду, приняли холодную ванну! Ну и жарища! Это надо же: едем на конькобежный чемпионат.

Рано утром поезд помчал нас к границе. Ее мы пересекли пешком. Таможенный осмотр длился долго, около двух часов. Тяжелые фанерные ящики с инвентарем и продуктами тащили на себе. По ту сторону границы высились горы, на склонах виднелись пушки, белели доты. По длинному проволочному коридору, через мостик, свисавший над рекой, мы попали в Гонконг. Здесь нас с некоторым удивлением встретили английские чиновники. Багаж наш они почти не проверяли. Внимательно осмотрели только сумку врача.

Наконец мы в электричке и едем в Гонконг. Поезд шел вдоль лазурного залива с живописными берегами. Кругом - пышная зелень, яркие большие цветы. Посреди залива серой тушей маячила английская "авиаматка". На ней рядами стояли самолеты. За окном поезда - казармы, обнесенные колючей проволокой. За проволокой - английские солдаты.

Посыльными большого Гонконга бежали навстречу нам невзрачные лачуги, скрывающие за обильной зеленью свою ветхость. Мы въехали в город. И снова бойкие корреспонденты, фотографирующие экзотическую русскую делегацию с теплыми пальто в руках.

Нам недосуг было любоваться городом, подковой охватившим голубой залив. Время шло к вечеру, а необходимо еще поспеть в японское представительство, чтобы получить визы, за которыми мы и приехали сюда, почти на край света. Переправившись на пароме через двухкилометровый залив, отыскали представительство. До конца рабочего дня оставалось всего лишь пятнадцать минут! Чиновники, узнав, что мы спешим на чемпионат мира в Японию, быстро, без проволочек оформили визы и напутствовали: "Желаем удачи!"

Вечер. Гуляем по Гонконгу. Город обрушил на нас липкую жару, огненную пляску рекламы, звуки джаза, рвущиеся из открытых окон ресторанов. Но стоило свернуть с главной магистрали на боковую улочку, и мы оказывались лицом к лицу с бедностью и нищетой.

В одном из центральных кинотеатров города шел фильм "Ленин в Октябре". Словно получили мы весточку с Родины. Как приятно, что здесь, за тридевять земель, демонстрировался наш советский революционный фильм.

В гостинице долго не могли прийти в себя, успокоиться. Перелеты, переезды, смена климатических поясов, калейдоскоп впечатлений - все это подействовало на нас.

Утром мы вновь на аэродроме. Взревели моторы. Машина круто взмыла вверх.

Под нами - море. Оно усеяно джонками, роившимися вокруг больших кораблей. Погода ясная. Небо слилось с морем. Казалось, что мы висим в центре огромного голубого шара.

...К Токио подлетали, когда уже стемнело. Самолет подкатил к зданию аэровокзала, мы увидели множество людей. Встречали именно нас.

Люди держали красные флаги, транспаранты с надписями по-русски: "Добро пожаловать!", "Да здравствует СССР!", "Привет советским спортсменам!" У многих в руках цветы. Едва мы появились на трапе, навстречу полетели приветствия. Кричали "ура!", "Да здравствует Советский Союз!". Пели "Катюшу" и "Широка страна моя родная!". И все это на русском языке. Мы были растроганы, взволнованы, ошеломлены. Встреча в Токио, которая была организована Коммунистической партией Японии, обществом "Япония - СССР", запомнилась навсегда.

Радостно возбужденные, с охапками цветов в руках, мы вошли в здание аэропорта... и угодили под холодный душ. Таможенный чиновник объявил: у всех иностранцев - таковы правила - будут взяты отпечатки пальцев.

Мы решительно воспротивились. Руководитель нашей делегации заявил, что, по нашим понятиям, отпечатки пальцев берут у преступников и такому унижению мы себя не подвергнем. Таможенники были непреклонны. Тогда мы заявили, что немедленно улетаем назад. Начались звонки по телефону, консультации. В результате власти согласились впустить нас в страну, минуя неприятную церемонию.

За дверями таможенного зала нас подстерегали корреспонденты. Тут же, в холле аэровокзала, состоялась пресс-конференция. Когда она завершилась, ко мне подошел японский журналист и протянул несколько листков с напечатанным на машинке русским текстом. Он пояснил, что составил мою краткую биографию и намерен напечатать ее в своем журнале. Просил прочесть и, если все правильно, подписать текст. Прочитав, я подивился осведомленности японца. Ничего не было искажено, и листки я охотно подписал.

Токио начала 50-х годов был "низкорослым" городом. Преобладали здания в один-два этажа. Наша гостиница "Принц-отель" оказалась одноэтажным зданием в японском стиле. Как выяснилось, гостиница принадлежала кронпринцу Такеда.

У каждого номера встречали гейши в ярких кимоно. Начались курьезы. Зашли мы с Юрой Сергеевым в номер. Гейши за нами. Сели. Гейши не уходят. Юра говорит: "Слушай, надо ж переодеваться. Как бы их вытурить отсюда?" Действительно, что делать? Взял я, их под руки и вывел в коридор...

К гейшам вскоре мы привыкли. Но вот к назойливому вниманию японской прессы привыкнуть долго не могли. Наш отель находился в постоянной осаде. Репортеры кругами ходили по газону, заглядывали в окна. Появляемся в вестибюле - нас фотографируют. Идем обедать - репортеры за нами. Один из них в ресторане даже взгромоздился на соседний столик в поисках лучшей точки для съемки. Или, например, стоим возле входа в отель. Беседуем. И вдруг у самых наших голов возникает "жучок" - микрофон на длинной тонкой проволоке.

Впрочем, пресса была в целом благосклонна к нам. Мы читали в газетах, что советские спортсмены выглядят как джентльмены, что они вежливы с обслуживающим персоналом гостиницы и по утрам чистят зубы. Словом, не дикари, как утверждали накануне нашего приезда реакционные газеты.

...Приземлились на Хоккайдо глубокой ночью. Нас посадили в автобус и повезли в город. В автобусе стояла большая корзина румяных яблок. Мы вглядывались в темноту за стеклами. Там белел снег. Наконец-то снег! Мы так соскучились по нему!

Но зима была еще робкой. Термометры показывали ноль. Снег таял. Организаторы чемпионата ломали голову, как сберечь лед. День открытия состязаний выдался пасмурным, мрачным. Было тепло, лед на катке матовый, без глянца. И мы знали, что это означает.

Лед не проваливался, но был чрезвычайно мягким. Значит, высоких результатов не будет. Открывал забеги Юрий Сергеев. Наш великолепный спринтер пробежал коронную дистанцию лишь за 44,3 секунды. Чуть быстрее прошел "пятисотку" Евгений Гришин - 44,1. Борис Шилков показал 45,5. Мой результат и того хуже - 46,8. В нашей команде он самый плохой.

Лед после забегов на 500 метров сделался никуда не годным, и состязания на следующей дистанции - 5000 метров - перенесли на вечер в надежде, что похолодает.

В 18.00 мы снова приехали на каток. И снова трибуны были переполнены. Лед сверкал. В воздухе чувствовался легкий морозец. И я захотел наверстать то, что проиграл в спринте.

Моим напарником был японец Гоми. Он под рев трибун кинулся со всех ног. Я бежал спокойно, по графику. Позади три круга. Гоми был впереди метров на пятьдесят. Так мы прошли половину дистанции. Я начал прибавлять скорость, постепенно доставая японца. Он, бедняга, выбился из сил. На финишной прямой японец проигрывал уже метров 50-60. Финиш! Результат? 8,21. Что ж, для такой погоды как будто неплохо. Но загадывать рано.

На дорожке Шилков и швед Сигвард Эрикссон. Нет, оба пробежали чуть хуже. И вот забег с участием Андерсена. Он снова в паре с Сакуненко. Везет же Диме! Андерсен опять опережает Сакуненко, но уступает мне, Шилкову, Эрикссону.

Увы, на "полуторке" я показал только четвертое время, хоть и выиграл забег у Сигварда Эрикссона.

Арифметический баланс перед конькобежным марафоном был не в мою пользу. Чтобы опередить лидера - Шилкова - в сумме многоборья, нужно было отыграть у него 44 секунды. Это круг с лишним. Жребий свел нас в одну пару. Так что моя задача была вполне конкретной.

Со старта я бросился вперед с решимостью обреченного. Шилков сразу отстал. Когда прошли половину дистанции, я уже видел Бориса, идущего по противоположной прямой. "Полкруга есть", - отметил я про себя, стараясь еще увеличить темп. Но не тут-то было. Ноги стали свинцовыми. Мягкий лед тормозил движения. Каждый шаг давался с трудом.

Повалил снег. Большие снежные хлопья летели навстречу, слепили глаза. Казалось, снег мешал дышать.

Впереди сквозь пелену снега различаю фигуру Бориса. Чтобы настигнуть его, остается чуть-чуть, совсем немного, каких-то метров пятьдесят... Круг, еще круг. Я по-прежнему вижу спину Бориса, но дистанция между нами почему-то не сокращается. "Идиот, кретин, - ругаю себя, - ну что тебе стоило пробежать "пятисотку" хотя бы на полсекунды быстрее..."

Мой результат на "десятке" никто не улучшил, и это немножко скрасило горечь поражений. Но, конечно, больше всего радовало, что титул чемпиона остался у советского конькобежца, и что все три места на пьедестале почета заняли наши спортсмены. Успешно выступив в марафоне (девятый результат), бронзовую медаль завоевал Евгений Гришин. Нет, не зря мы ехали так далеко!..

Дни рождения - апрель

  • 02.04.1972 Наталья Полозкова - Чемпионка СССР среди юниоров 1988-1990 в многоборье
  • 02.04.1956 Дмитрий Оглоблин - Чемпион СССР 1980 на 10000 м.
  • 03.04.1950 Вера Краснова - Чемпионка СССР 1976, 1977 в спринте
  • 03.04.1933 Владимир Шилыковский - Чемпион СССР 1958 на 10000 м.
  • 05.04.1966 Дмитрий Сыромолотов - Чемпион СССР среди юниоров 1984 в многоборье
  • 06.04.1892 Никита Найденов - Чемпион России 1913 в многоборье, чемпион РСФСР 1921 в многоборье
  • 06.04.1925 Зинаида Кротова - Чемпионка СССР 1950 в многоборье
  • 08.04.1940 Ирина Егорова - Чемпионка СССР 1963 на 500 м.
  • 13.04.1952 Сергей Марчук - Чемпион Европы 1978, Чемпион СССР 1977, 1978, 1979
  • 13.04.1963 Андрей Бахвалов - Чемпион СССР 1991 на 1000 м.
  • 14.04.1982 Екатерина Абрамова - Чемпионка России 2000 среди юниоров
  • 18.04.1972 Сергей Савельев - Чемпион России 1997, 1998 в спринте
  • 19.04.1942 Ласма Каунисте - Чемпионка мира 1969 в многоборье, чемпионка СССР 1968 на 1500 м.
  • 19.04.1919 Игорь Ипполитов - Чемпион СССР 1943 на 3000 м., чемпион СССР 1943 на 5000 м.
  • 20.04.1959 Евгений Солунский - Чемпион СССР 1981 в многоборье, Чемпион СССР 1977 среди юниоров, Чемпион СССР 1979 среди молодежи
  • 20.04.1994 Павел Кулижников - Чемпион Мира в спринтерском многоборье 2015, 2016, 3-х кратный чемпион мира на дистанциях 500 и 1000 м 2015, 2016, обладатель кубка мира в общем зачете 2015, чемпион России в спринтерском многоборье 2014
  • 22.04.1962 Наталья Артамонова (Курова) - Чемпионка СССР 1986 в многоборье, чемпионка СССР 1983, 1986 в спринте
  • 22.04.1941 Борис Гуляев - Чемпион СССР 1966, 1969, 1970 на 500 м.
  • 25.04.1970 Александр Железнов - Чемпион СССР среди юниоров 1988 в многоборье
  • 28.04.1949 Владимир Иванов - Чемипион СССР 1972, 1973 в многоборье
  • 28.04.1948 Виктор Варламов - Чемпион СССР 1974, 1975 на 10000 м.
  • 30.04.1963 Наталья Шиве (Глебова) - Чемпионка СССР 1983 в многоборье, чемпионка СССР 1984 в спринте

Результаты
соревнований