1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Наталья Петрусева. Лед, труд и характер. Глава 1. Павловский Посад

Работать над этой книгой я начала в период подготовки к Олимпийским играм в Сараево. Для меня этот период был особенно труден, потому что осень 1983 года прошла не самым лучшим образом — простудилась, долго не могла выздороветь. Все это, конечно, наложило свой отпечаток на подготовку: не смогла я тренироваться так, как того требовал предстоящий зимний сезон — сезон Х Белой Олимпиады. Но — посмотрим! Человек всегда жив верой в лучшее.

Возможно, этот сезон будет вообще моим последним. 14 лет прошло с того дня, как я впервые пришла на тренировку в конькобежную секцию...

Родилась я и выросла в подмосковном городе Павловском Посаде, довольно крупном районном центре, 70 тыс. жителей в нем. Отец мой был строителем, а мама — ткачихой, бабушка — тоже ткачихой. В Павловском Посаде в каждой семье кто-то обязательно работает на одной из ткацких фабрик. Можно даже ошибиться, если по памяти перечислять все наши текстильные предприятия. Квартиру, в которой я выросла, бабушка в свое время получила как стахановка.

Школу свою я любила и училась всегда хорошо. Увлекалась математикой, физикой, химией. Литературой? Литература мне всегда нравилась, а с возрастом я полюбила ее еще больше, потому что ничто не дало мне так много в жизни, как книги. Но к литературе как к предмету изучения в школе я относилась без особого восторга. Сейчас думаю, что, видимо, причиной тому был наш учитель. И пусть он любил свою работу, но пути к нашим восприимчивым душам не нашел. Конечно, сейчас можно было бы это и не вспоминать, если б дальше мы не касались вопроса о том, сколь важен и нужен хороший, тонкий педагог для молодого человека. С первым же тренером мне повезло.

Уже много лет я не тренируюсь у Юрия Александровича Михайлова, давно не живу в Павловском Посаде, но часто, приезжая в этот город, где по-прежнему живут мои родители, я неизменно встречаюсь и с ним. И мы вспоминаем...

Нельзя сказать, что коньками я стала заниматься случайно. Во-первых, в ту пору в нашем городе было пять катков с дорожками для скоростного бега, что для 70 тысяч населения не мало. Так что в Павловском Посаде толк в коньках знали. Во-вторых, жила я буквально в двух шагах от стадиона Павлово-Покровской фабрики. Беговые коньки у меня были — в школе выдали. Иногда с подружками каталась. Надевала коньки дома и, цокая по лестнице и асфальту, шла к воротам стадиона. Иногда точила коньки напильником. Как вспомню, так содрогнусь.

Но больше, чем на коньках, я в ту пору каталась на лыжах. Правда, и лыжи были для меня не видом спорта, а скорее развлечением. Не ходила я на тренировки, а о технике лыжного хода имела самое отдаленное понятие. Да и к чему мне нужна была эта техника, я радовалась жизни и без нее... Обожала лес, особенно зимний. И каждое воскресенье мы с мамой выходили на лыжню.

Но, видимо, крепкий был у меня организм, хорошая природная выносливость, если я считалась одной из лучших лыжниц в своей школе № 3. Однажды мне даже предоставили право выступить на первенстве Московской области. Начала я бег лихо, может быть, и закончила бы дистанцию в числе лучших, да только незадолго до финиша сломалось крепление.

Осенью 1969 года, когда училась в восьмом классе, меня попросили выступить в городском легкоатлетическом кроссе за команду нашей (так я считала и считаю с полным основанием) Павлово-Покровской фабрики. Причем выступить не по группе девушек, а среди взрослых. Я тогда еще не знала, что мне, 14-летней, нельзя, не положено выступать вместе с самыми старшими, хотя спортивные администраторы нашей фабрики понятие об этом наверняка имели. Но если б знала это, все равно побежала бы – легка была на подъем, а энергия во мне била ключом. Так я вышла на старт дистанции 1 км.

Как бежала — не помню, только бег по трассе показался мне далеко не самым трудным испытанием в жизни. Возможно, потому, что не умела тогда выкладываться. А может быть, потому, что сам организм неподготовленного человека мудро предохраняет его от вредного перенапряжения. Тем не менее я, девчонка, заняла почетное третье место. И это среди женщин нашего Павловского Посада! Не знаю, какое чувство овладело мной больше: радость или удивление. Наверное, все-таки удивление — уж такого ожидать я никак не могла!

Тут как раз и подошел ко мне Юрий Александрович Михайлов и без всякого захода предложил заниматься конькобежным спортом. Я согласилась без колебаний. Со стороны знала Юрия Александровича неплохо – ведь на нашем стадионе бывала часто, видела, как он работает с детьми. К тому же летом он неизменно был физруком в спортивно-трудовом лагере нашей школы. Никогда о нем дурного слова не слышала, дети его любили — чего ж еще надо? Но таких, как я, видимо, было много, меня он заметил, по существу, лишь впервые. Как он позже объяснил, ему понравились во мне легкость движений, неплохая координация и 'упорство. Возможно, сработала интуиция — не знаю.

Юрий Александрович спросил меня, умею ли кататься на коньках, на что я бойко ответила:

— Конечно, кто ж не умеет?

Юрий Александрович даже не улыбнулся.

— Ну вот и хорошо, — сказал он. — А не хочешь ли ты кататься так, как настоящие конькобежцы, как мастера? Ведь это же совсем другое дело! И интерес совсем другой.

Он и по сей день удивляется, до чего ж я быстро согласилась. Сейчас мне кажется, что, не позови он меня в секцию, я бы, наверно, и сама к нему пришла.

С каким удовольствием, вспоминаю те времена! Новый коллектив, постижение азов техники... Разумеется, я ничего не умела, ничего не знала о спортивной дисциплине, именуемой скоростным бегом на коньках. Вспоминаю обретение удивительного чувства скольжения, когда тело становится все более послушным, податливым, упругим. Когда ты постепенно начинаешь ощущать себя все более сильным, выносливым. И как это интересно и увлекательно: еще неделю назад ты пробежала тренировочный 300-метровый отрезок за 34 секунды, а сегодня — за 33! Я же была, по существу, еще ребенком. А ребенку так необходима игра, в том числе игра с самим собой! И победы над собой тоже. Пусть маленькие, но победы.

Юрий Александрович сумел так увлечь нас, ребят и девчонок, заразить таким энтузиазмом, такой верой в себя, в силу спорта, что все остальные житейские интересы становились для нас чем-то менее значимым, отходили на второй план. Я часто вспоминаю друзей по секции: сестер Тамару и Галю Романовых, Наташу Морозову, Сережу Русанова, Надю Исаеву. Пусть не стали они большими спортсменами, но для них годы, проведенные в секции Юрия Александровича, наверняка остались по-особому дорогими. Хотя свел нас спорт, мы дружили и за воротами стадиона. Мы жили общими интересами, вместе проводили досуг, ходили в походы, рыбачили, читали одни и те же книги.

Обычно открытие и закрытие спортивного сезона на стадионах отмечают торжественно. Мы к тому же эти события неизменно праздновали дома у Юрия Александровича — чаем с тортом и шумным весельем. Тренер наш был человеком заводным, фантазером. Любил розыгрыши. Мог нарядиться привидением, лесным разбойником и уж, конечно, Дедом Морозом. Отдыхали мы всегда здорово, весело — и в городе, и в летнем лагере. Но тренировка была делом серьезным.

Юрий Александрович всегда говорил, что для полноценной тренировки нужен идеальный лед, и это была наша забота. Конечно, на стадионе были и рабочие, но Юрий Александрович считал, что все мы должны участвовать в подготовке льда. Он не объяснял, почему так нужно, но сама я чувствовала, что, затрачивая немалый труд на подготовку льда, волей-неволей начинаю больше дорожить этим льдом, силами, отданными тренировке, а также будущими своими спортивными результатами.

В начале зимы мы расчищали дорожку, трамбовали ее, укатывали. После заливки на лед выходила машина для окончательной его обработки — она выравнивала его и полировала. Юрий Александрович эту процедуру неизменно выполнял сам, лично.

Не знаю, как сейчас, но в ту пору павлово-посадский лед считался лучшим в Московской области.

Думаю, тому были две причины: очень мягкая местная вода и заботливое отношение к ледяной дорожке.

На тренировках мы много. занимались общеразвивающими упражнениями. С их помощью укреплялись мышцы ног, спины, закладывались основы силовой выносливости. Тогда я узнала и поняла важность пригибной ходьбы, упражнения, которое является одним из важнейших тренировочных средств в подготовительный период. Если б кто-то, подсчитав, сказал мне, что пригибным шагом я «добралась» уже до Дальнего Востока, я не слишком бы удивилась. Но я не люблю такие подсчеты — ими только тешить себя...

Уже в те ранние свои годы понемногу занималась со штангой, разумеется легонькой, делала упражнения с амортизаторами, а также выполняла всевозможные прыжки.

Здесь мне хотелось бы оговориться. Что сильные мышцы необходимы каждому конькобежцу — это не новость. Но есть еще одно важное соображение. Быстрый, темповой бег сопряжен с большими мышечными усилиями, а потому нередко он приводит к травмам — растяжениям, а порой даже к разрывам мышц и связок. Этого быть не должно. Таких травм я практически не знала за все годы занятий спортом. Бывают, конечно, травмы, полученные при падениях, — это другое, дело, мне такие травмы знакомы. Но других я почти не знала. Случались лишь такие, на вылечивание которых уходило всего несколько дней. И уверена, что немалую роль в этом сыграла хорошая общефизическая подготовка, заложенная особенно в первые годы занятий спортом. В общем, важны как хорошие сердце и легкие, так и крепкий опорно-двигательный аппарат. Надо помнить, что где тонко, там и рвется, в организме не должно быть слабых мест.

В сборную команду страны часто приходит пополнение. Одни спортсмены и спортсменки закрепляются в команде. Продолжают прогрессировать и добиваться все более высоких результатов, другие менее удачливы. И во многом потому, что организм этих спортсменов оказывается неготовым к высоким нагрузкам, к требованиям, предъявляемым к членам сборной команды. Причина чаще всего в том, что не заложена прочная база.

Юрий Александрович научил нас относиться к тренировке со всей серьезностью. Он доказал и показал нам, что настоящая спортивная тренировка — это целая наука, требующая постоянного вдумчивого к себе отношения. Каждый из нас вел свой спортивный дневник. В него мы записывали, что и как выполняли на тренировочных занятиях, отмечали самочувствие и ощущения. Там же после каждого занятия тренер проставлял нам оценки: за технику бега, за выполнение тренировочной программы и... поведение. Да, да, Юрий.Александрович требовал самого серьезного отношения к тренировке и приучал нас к этому. В общем, как в школе. Что же касается школьных дел, то каждый знал: хочешь систематически тренироваться — хорошо учись. Не справляешься с учебой — сиди дома и занимайся. Подтянешься — милости просим. Скидок не делалось никому — ни тем, кто по своим физическим данным вряд ли обещал стать классным спортсменом, ни тем, кого природа одарила щедро. Тренер беспокоился прежде всего о том, чтобы его ученики научились трудиться, серьезно относиться к жизни.

Тренировались мы практически каждый день. И соревновались часто – два раза в неделю. По средам Юрий Александрович проводил наши внутренние соревнования в секции, а по воскресеньям мы участвовали в общегородских состязаниях. Как я уже упоминала, в Павловском Посаде было пять катков, и городской чемпионат проводился многоэтапно, по круговой системе – на всех катках поочередно. Сейчас по такой формуле проводятся многие соревнования. Скажем, на Кубок мира по лыжным гонкам или горным лыжам.

Такая организация соревнований, такая постановка дела, во-первых, повышала интерес к конькобежному спорту у самих горожан. Важно и то, что нам самим было интересно состязаться друг с другом, проверять свою силу, спортивную форму. Вместе с тем частые старты приучали нас не бояться соревнований, воспитывали бойцовский дух и настрой. Позже, в зрелом возрасте, я нередко имела до ста стартов в сезоне, и это не было для меня чрезмерной нагрузкой. С первых лет занятий спортом я привыкла выступать помногу и часто. В общем, я не могу точно вспомнить, как и когда я вышла на старт своих первых соревнований, потому что они были естественным продолжением и частью самой тренировки. Помню только, что поначалу в беге на 500 метров я показала результат порядка 70 — 71 секунды. Как говорится, не бог весть что. Однако к концу зимы улучшила его до 56 секунд благодаря систематическим занятиям. На других дистанциях, результаты у меня были такими: 1000 метров — 2.10, 1500 метров — 3.2 и 3000 метров — 6.10. Словом, первый свой спортивный сезон я закончила третьеразрядницей.

Летом мы всем коллективом отправились в спортивно-трудовой лагерь. Занимались силовыми упражнениями, спортивными играми, бегом, много времени и сил отдавали езде на велосипеде, что, как я считаю, является важным тренировочным средством в летней подготовке конькобежца. Кстати сказать, чемпионки мира по скоростному бегу на коньках Шила Янг и Элизабет Хайден входили в число сильнейших велогонщиц мира. Мои же успехи в велосипедном спорте были куда скромнее. Я всего лишь однажды стала чемпионкой Павловского Посада среди девушек в 10-километровой гонке. Не знаю, добилась бы я настоящего успеха в этом виде спорта, если б занималась им специально и много участвовала в соревнованиях, но признаюсь, что и по сей день так и не сумела излечить себя от чувства страха, внушаемого мне быстрой ездой по жесткому асфальту. На коньках скорости не боюсь совсем, даже когда для отработки техники поворота нас разгоняет на буксире мотоциклист. Скорость огромная, а все равно не страшно. Но как сажусь на велосипед, ничего поделать с собой не могу. Тем не менее знаю — надо, вот и приходится преодолевать себя.

Без хорошей летней подготовки конькобежцу зимой делать нечего. И в этом роль велосипеда не переоценить. Но вот иной пример (уж будем откровенны): выдающийся спортсмен многократный чемпион мира и олимпийских игр голландец Ард Схенк не любил велосипед и то, что «недобирал» в велоезде, старался компенсировать в легкоатлетическом беге. Другой известный голландский конькобежец,, Ян Болс, напротив, предпочитал бегу велосипед. Что я могу по этому поводу сказать? В выборе тренировочных средств, как вспомогательных, так и основных, нужно проявлять гибкость. Правда, до известных пределов. Есть и еще одно соображение: когда спортсмен тренируется в группе, желание уважить индивидуальные склонности может вносить разлад в общий тренировочный план, а значит, и в настроение коллектива. Нельзя ставить свои интересы выше интересов товарищей – можно остаться в одиночестве, и тогда ты проиграл.

Был и остался существенный пробел в моем спортивном «образовании»: я так и не научилась хорошо плавать. Правда, не от боязни воды. Помню, выступали мы в соревнованиях по комплексу ГТО. И вот – плавание, дистанция 25 метров. Меня вызывают на старт. Мне же стыдно сознаться, что я даже не умею держаться на воде. Шестнадцать лет прожила на свете и не научилась! Так и не созналась. Встала на тумбочку и, услышав команду «Марш!», зажмурилась и ухнула в воду, как в бездну. Говорят, мне истошно кричали друзья, подбадривали. Я ничего не слышала, не помню, как добиралась до противоположной стенки бассейна, однако добралась. Получается, доплыла? И вот теперь, спустя много лет, я спрашиваю себя, что мной руководило, что заставило меня, абсолютно не умеющую плавать, прыгнуть в воду и добраться, добарахтаться до финиша? Смелость? Чувство ответственности? Вера в свои силы? Да нет же! Только чувство стыда перед Юрием Александровичем, перед ребятами.

Итак, как я уже говорила, к новому спортивному сезону подошла третьеразрядницей. Как оценивать это достижение? Не знаю. Думаю, что от природы я не была наделена особыми физическими данными и вряд ли обещала стать спортсменкой высокого класса. К тому же и сама в ту пору не помышляла о мировых рекордах, да и какие тому были основания? Мне просто нравилось тренироваться, бегать на коньках, чувствовать, как становлюсь все более сильной, выносливой, координированной. Не устану повторять, что большую роль в поддержании этого интереса играл наш коллектив. Юрий Александрович никогда и никого не тешил обещаниями: ты, мол, добьешься неслыханных высот и громкой славы. Не было таких разговоров и настроений среди нас.

С другой стороны, я не люблю, когда о каком-то молодом спортсмене говорят — бесперспективный. Сколько известно случаев, когда ничем не выделяющийся среди сверстников, а то и во многом уступающий им спортсмен впоследствии добивается результатов мирового класса только благодаря огромному труду и серьезному отношению к тренировке, к своему образу жизни...

Ну, пусть даже действительно понятно, что этот мальчик или эта девочка вряд ли сможет стать мировым рекордсменом. Скажем, явно не те анатомические данные. Однако мастером спорта может стать едва ли не всякий человек с нормальным здоровьем и крепкой мускулатурой. И пусть он станет им, пусть одержит эту победу над собой. Пусть благодаря спорту научится преодолевать усталость, идти к цели, работать через «не могу». Пусть научится дорожить временем не только судейско-протокольным, но тем, по которому отсчитывается жизнь. Пусть благодаря спорту он узнает, познает на себе, что возможности человека, по существу, безграничны. Такие уроки жизни дает спорт.

Тренерская мудрость и опыт Юрия Александровича позволяли ему почти безошибочно ориентировать спортсмена на конкретный результат в настоящий момент или в ближайшем будущем. Вот и перед началом моего второго конькобежного сезона он сказал мне:

— Наташа, этой зимой ты выполнишь норму второго разряда.

И не ошибся. В марте меня послали в Мончегорск на соревнования детско-юношеских спортивных школ общества «Труд». К этому времени в беге на 3000 метров я имела уже результат 5. 52. А здесь сразу сбросила с него 8 секунд. Конечно, к этому результату я подошла, накопив опыт выступлений в течение всего сезона. Кроме городских соревнований участвовала в чемпионате Московской области, который также проводился по круговой, многоэтапной системе — на катках Раменского, Коломны, Каширы, Ногинска, Павловского Посада. В беге на 1000 метров я стала чемпионкой области среди девушек среднего возраста. Приведу взятые из дневника результаты, которых мне удалось достичь к весне 1971 года: 500 метров — 51,2; 1000 — 1.46,3; 1500 — 2.48,1. Все это были результаты второго спортивного разряда, и лишь на дистанции 3000 метров я добилась большего, «перевыполнив план» своего тренера. Казалось; из этого можно сделать вывод, что я более склонна к длинным дистанциям. Думаю, что нет, но к этому вопросу вернусь попозже.

А пока хочу рассказать еще об одной черте, одном важном качестве Михайлова-тренера. Юрий Александрович учил нас думать, держать мозг в постоянном напряжении, учил осмысленно выполнять каждое движение, каждое упражнение, даже из числа тех, которые принято считать общеразвивающими.

Всякое упражнение имеет свое назначение, смысл, направленность на развитие каких-то определенных качеств конькобежца. Причем все они взаимосвязаны. И никогда нельзя считать, что ты достиг нужного уровня развития тех или иных качеств, поскольку нет предела их совершенствованию. Вот что утверждал и что доказывал наш тренер. Как и то, что нет идеальной техники бега на коньках. Даже теперь, имея за плечами опыт тренировок и выступлений в соревнованиях самого высокого ранга, добившись в спорте немалого, я продолжаю следовать этому принципу. Побеждает тот, кто делает свое дело лучше других. Стоит лишь успокоиться, немедленно придется за это расплачиваться. Такова суровая правда большого спорта. Такова правда жизни.

В общем тренировались мы самозабвенно. Не все были одинаково наделены природой. Возможно, и не для всех одинаково подходила методика Михайлова. И если говорить откровенно, не все относились к тренировке одинаково целеустремленно. Помню, был в нашем коллективе очень одаренный парнишка Юра Агеев. Вот кто мог бы стать большим мастером! Но не стал. Нет, не сбила его с пути дурная компания, не увлек его какой-то другой вид спорта или другое увлечение. Просто Юра так и не научился работать по-настоящему, преодолевать себя, трудности, усталость — не научился терпеть. А ведь тренировка не всегда доставляет физическое наслаждение, многое приходится делать руководствуясь только лишь сознанием необходимости. Иногда бывает так тяжко, что не можешь стоять на ногах и ничего не видишь. Но зато какое удовольствие доставляет победа над собой, своей слабостью! Бывает, что на улице и холод, и дождь, и ветер, а то и все сразу. Или узнаешь, что сегодня новый увлекательный фильм или молодежный вечер в Доме культуры. Хочется пойти? Конечно, хочется, это желание так объяснимо и по-человечески понятно. Особенно когда тебе всего 15—16 лет.

Думаю, что при этом важно помнить; если у тебя есть цель, нужно быть ей верным неукоснительно, тогда легко принесешь в угоду ей любую «жертву». А если наоборот... Позволишь себе поблажку, в следующий раз сделаешь то же самое уже проще, скорее, легче. Не нужно, конечно, думать, что в этом отношении я была так уж безгрешна. Я была всего лишь девчонка, такая, как и большинство моих сверстников. Но сознание, чувство цели не покидали меня никогда. К сожалению, Юра Агеев был другим.

Мое второе спортивное лето вновь прошло в нашем лагере. Снова походы, рыбалка, ночи у костра. Снова игры; бег, велосипед. Только с возросшими нагрузками. И, конечно, участие в соревнованиях. Так, в лагере я пробежала 100 метров за 12,8, 400 метров — за 61 секунду, прыгнула в длину на 4,60 метра. В общем, неплохо.

К зимнему сезону я подошла проделав большой объем работы, и потому можно было рассчитывать на неплохие результаты на ледяной дорожке. Но зима в тот год выдалась на редкость теплой, льда не было целых полтора месяца. Однако думаю, будь погода иной, я все равно вряд ли смогла бы тренироваться так, как хотелось бы. Ведь я училась в десятом классе — нужно было сделать все, чтобы хорошо окончить школу. Учиться на тройки не привыкла, не могла себе позволить, а здесь нужно еще было думать и о том, как подготовить себя к поступлению в институт. Потому занималась я почти все послешкольное время. Ну, и, конечно, поддерживала, насколько могла, спортивную форму — бегала по асфальту, занималась пригибной ходьбой, выполняла прыжки и другие упражнения. А выступать в соревнованиях пока не доводилось, мы ждали, когда вновь похолодает.

И вот дождались. На первенстве Центрального совета ДСО «Труд» я установила личный рекорд на дистанции 3000 метров, показав результат 5.32, лишь 2 секунды мне не хватило до норматива кандидата в мастера спорта. Однако затем на чемпионате страны среди девушек выступила крайне неудачно: сказалось все-таки напряжение учебы и долгое отсутствие льда.

Результаты
соревнований