1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Моя сестра Инга Артамонова. Повествование девятое. Ради красоты спорта. Сезон 1961-1962

Поздней невеселой осенью 1963 года Инга возвращалась из больницы домой. «Теперь придется начинать все сначала»,- думала она. И еще она пришла к такому выводу: бережнее нужно относиться к своему здоровью. В конечном итоге победы проходят, о них забывают, а здоровье может и не вернуться...

Смотри на других, другие осмотрительнее. У них точный расчет. Даже на победы. Ho Инга так не считала. «У каждого спортсмена, - говорила она, - свои рубежи. Каждый сам намечает их себе».

В прошедшем сезоне один из них она успешно преодолела. В ее дневнике 4 марта 1962 года в период соревнований I зимней Спартакиады народов СССР в Свердловске появилась такая запись: «Первая в моей спортивной жизни золотая медаль на 500 м на первенстве СССР. Очень рада!» И добавлено: «Это не случайность!»

При стольких высоких титулах и радость от победы на одной из дистанций, пятисотметровой? Именно! Потому что к кому, как не к Инге, предъявлялись на первых порах претензии по поводу ее плохого спринта. Она и теперь вспоминала слова тренеров: «В крайнем случае из нее выйдет стайер». Ho из нее вышел и спринтер. Просто на себя нужно полагаться. «Вот я вам доказала, - говорила своими результатами Инга, - а теперь уж думайте, что хотите».

Ho немножечко спутала сестра. Впервые она выиграла «пятисотку» на чемпионате страны в Алма-Ате месяц с небольшим назад, когда установила сразу столько мировых рекордов. Надо сказать, что довольно часто она не помнила своих результатов и достижений. Это свидетельствовало не только о большом количестве ее рекордов и побед, но и о быстром забвении своих заслуг. Черта большинства скромных людей.

Рубежи, рубежи. До них не каждый может дотянуться. Для Инги важны были любые соревнования. После трудного сезона, проигранного (на первенстве мира заняла «только» второе место), она спешит и на свои последние соревнования - первенство Москвы... (Сейчас отдельные спортсмены отдыхают даже от первенства страны.)

Инга, будучи неоднократной чемпионкой страны и мира, не раз выигрывавшая в единоборстве у Скобликовой, так и не побывала на олимпийских играх. Лида там конкурировала с другими.

После полосы неудач у Инги появилась жгучая жажда реабилитировать себя за проигрыш. Она добилась в сезоне 1961/62 года поставленной цели, намного перевыполнив свою программу. Ее мировые рекорды были побиты нескоро: на дистанции 500 м - через шесть лет, на дистанции 1500 м - через семь, на дистанции 3000 м - через пять, в сумме многоборья также через пять лет. Если сложить все эти годы, то получится двадцать три года - почти вся ее жизнь. Потом уже не проходило и года, чтобы какой- нибудь из рекордов у женщин не был бы побит. Это лишний раз говорило о феноменальности достижений Инги.

Теперь-то ни один из ее результатов не входит даже в список 25 лучших, показанных спортсменами за все годы. Вот как возросли скорости. Ho они не всегда еще приносят лавровые венки чемпионов!

Успех после серии неудач, судя по дневниковым записям, должен был прийти к ней раньше 1962 года, а потом стабилизироваться: довольно основательно она подготовилась. Ho то и дело мешали успеху какие-то непредвиденные обстоятельства, случайности, например падение на первенстве мира в норвежском городе Тенсберге в 1961 году. Была, правда, там не совсем привычная для зимы погода, о чем есть запись в ее дневнике: «Все растаяло, на стадионе вода, конек проваливается по трубку в лед, t+4°». Ho погода была для всех одинаковая. Другое дело, имелись еще детали, на которые Инга обратила внимание гораздо позже, перечитывая свои дневниковые записи. Тогда же она только фиксировала: «Самочувствие свое никак не могу понять - вялость». Может, от чрезмерного рвения в предыдущем периоде? Вот пометка тренера на полях дневника, относящаяся к 20 июля 1960 года: «Слишком большая нагрузка». Она и вправду переработала: приседала в одну только тренировку с сорокапятикилограммовой штангой 90 раз, шестидесятикилограммовой - 80 раз, пятидесятикилограммовой - 100 раз... Видно, поэтому и появилась приписка: «Заболела печень». Ho Инга продолжала тренировки: набиралась выносливости, бегая в лесу кроссовые дистанции, несмотря ни на что («Первые три километра были боли в боку»), вырабатывала в себе силу, преодолевая на лодках расстояние по 20-25 километров за один раз («Самочувствие хорошее, на руках мозоли от гребли»)... Она хотела успешно выступить в Тенсберге. Ради этого так упорно и тренировалась, даже когда не было желания («Самочувствие после тренировки не очень бодрое, чувствуется усталость. Комбинацию выполняла без охоты, но выполнила до конца, потому что заставила себя»), He всегда было одинаковое настроение из-за усталости, но и этот барьер она перешагивала. А простуды? Они выбивали из привычного и необходимого ритма тренировочного процесса... Снова приходилось наверстывать. Даже летом, тренируясь на искусственном льду в Сокольниках, этом маленьком пятачке, нужно было следить за тем, «чтобы левую ногу ставить строго под себя на вираже», помня, как необходимо это будет зимой во время ответственных соревнований. Инга прислушивалась всегда к замечанию тренера («Левую ногу ставить плотнее к правой и не выкатывать ее вперед при повороте»), потому что взгляд со стороны всегда объективнее собственного. Для снятия напряжения пришлось научиться отдыхать в лесу («После тренировки спала в лесу 2 часа»). Она радовалась, когда появлялась легкость («Самочувствие прекрасное, необыкновенная легкость в движении»)

И приходило настроение тренироваться после успеха в соревновании («Тренировка короткая, удовлетворение получила большое от десяти кругов» - 1 марта 1961 года, после первенства РСФСР в Кирове). Ho не всегда и успех приносил удовлетворение («Соревнования провела без внутреннего подъема, но сила была» - 28 декабря 1960 года, после победного выступления в соревнованиях на приз Я.Ф. Мельникова).

Бывало и такое (12 декабря 1960 года): «От тяжелого льда ноги как свинец». Или (27 декабря 1960 года): «Бежала очень плохо, повороты все работала без рук, забыла про них». Это от усталости. Тот же вывод и в дневнике (2 января 1961 года): «Катаюсь без желания, кажется, что устала, не буду больше кататься на скорость, надо медленно и спокойно». Или (20 января 1961 года, накануне первенства СССР в Куйбышеве): «Самочувствие хорошее, чувствую необыкновенную легкость, но нервы шалят». На соревнованиях в Куйбышеве чуточку не хватило до победы в многоборье, и она, неудачница последних лет, но не отвыкшая от стремления побеждать, искренне удивилась (22 января 1961 года): «He отыграла 1,7 сек. Невероятно!» Дистанцию три километра выиграла и в соревнованиях и в соперничестве с лидером этих соревнований Стениной. Ho та не проиграла Инге на «тройке» столько, сколько ей было нужно для победы - одну и семь десятых секунды. Менее ноля целых и трех десятых, если перевести на результат «пятисотки». Ho и этого было достаточно. Вот наглядный пример точного расчета.

Хорошо, что удалось еще набраться умения вовремя остановиться, снизить темп, дать себе передышку («Последнюю серию ускорений выполнять не хотелось. Появилась жуткая усталость. Решила два дня отдохнуть» - 9 ноября I960 года). Ho такой поблажкой Инга редко пользовалась. А она была иногда нужна. Запись 12 ноября 1960 года: «После отдыха гораздо лучше себя чувствую, катаюсь хорошо». Ну вот.

Нужно было отвлечься от однообразия («Целый день вязала»), и это правильно: нередко приезд откуда-нибудь со сборов и отъезд на соревнования приходились на один и тот же день. Дороги, дороги, от них кружилась голова...

И вот первенство мира в Тенсберге, к которому Инга так тщательно готовилась... Обстановка ей нравилась: «Расположение катка очень хорошее, кругом огромные ели». Ho потом началось это... «За 30 м до финиша - падение, потеряла около 10 секунд... Очень трудно заставить себя собраться и через 30 минут бежать 1500 м».

На «пятисотке», после этого падения, она занимала 30-е место с результатом 56,6. Можно было уже собирать чемодан в дорогу. Ho на 1500 м все-таки выступила, причем выступила хорошо, показав на ней второй результат дня. По сумме двух дистанций подвинулась всего на полшага вперед - двадцать шестое место занимала, но все-таки подвинулась.

После первого дня соревнований записала в дневнике: «Очень плохо спала ночь. Собраться страшно тяжко, но сдаваться не хочу. Буду работать до конца».

На второй день: «Дистанцию 1000 м шла нервно, физически не устала. Заняла пятое место».

Столько сил положила и нервной энергии!!! Может, уж больше не выдержишь? Все равно теперь не победить. Ho нет: дистанцию 3000 м прошла лучше всех, установив мировой рекорд для равнинных катков. В дневнике появляется запись: «Дистанцию промчалась хорошо, но хотелось бы лучше». И немного погодя вывод: «Соревнования проходили в очень тяжелых для меня условиях... И неожиданное падение».

Место, которое заняла Инга в этих соревнованиях по сумме многоборья - десятое, - выше иной победы.

Зато как плохо ей было через день после этого героического самоутверждения: «Самочувствие очень плохое. У меня сильный кашель и температура 37,8°. Болит голова и желудок».

Пять дней еще, судя по дневниковым записям, настроение оставалось подавленным от проигранных центральных соревнований года. Ho ровно через месяц, в марте, на Спартакиаде народов РСФСР в Свердловске все увидели прежнюю Ингу - победительницу, которая выиграла соревнования с великолепной для того времени суммой очков на равнинном катке: 200,100 (на чемпионате мира в Тенсберге у победительницы было 202,533). И одна запись в дневнике объясняет причину отличного результата в многоборье: «3000 м бежали вечером в 7 часов в первой паре с Валентиной. Результат - 5.14.1 - мировой рекорд для равнинных катков». На первенстве мира у Инги, победительницы на «тройке», было 5.23,4, что являлось также мировым достижением для равнины. За месяц улучшить свой же рекорд мира на девять с лишним секунд под силу, конечно же, только выдающемуся спортсмену.

Инга проиграла этот сезон, но она его и выиграла, проявив необычайную силу воли.

Сезон 1961-1962

Хорошо, что какие бы ни были у нее заботы по спорту, она всегда старалась украсить жизнь - свою и других людей. 19 августа 1961 года, г. Отепя, Эстонская ССР: «Должны быть нормативы, но целый день шел дождь, готовились к самодеятельности, целый день танцевали ритмичные танцы типа рока».

Ho появлялись другие ощущения - болезненные. 28 августа 1961 года, там же: «Упала на тренировке и разбила правую коленку». 21 сентября - 5 октября 1961 года, Москва: «Перенесла тяжелую форму флегманозной ангины, 5 дней t 39-40°. И вскоре же в себе ощутила перемену в худшую сторону (16 октября): «Я какая-то тяжелая и очень худая». Это признаки переутомления и растренированности.

Ho Инга, как только могла, следила за собой: «23 октября прилетели в Иркутск в 7 часов утра. Это день полного отдыха. Целый день спала». Контролировала свой вес и давление (74,6 кг и 100/60). Выяснила, что с ногой, подлечивала ее: «Сделали снимок, у меня воспаление надкостницы. Делаю согревательные компрессы».

Ho в каких-то тренировках все-таки перестаралась. Тонкая здесь грань! Запись от 14 ноября 1961 года: «Самочувствие непонятное. Кататься совсем не хотелось. Очень уставала, особенно уставали бедра. Почти заставила себя выполнить тренировку до конца». И далее (15 ноября): «Сегодня делали измерения. Показатели очень странные. Максимальное давление довольно высокое, восстанавливаюсь хорошо».

Отрадно, что последовало такое заключение в этой записи: «Буду отдыхать два дня». Да, медицина - незаменимый помощник спортсмену!

Интенсивность тренировок после ухудшения самочувствия в последующие дни необходимо несколько снизить. 21 ноября: «2 раза по 500 м в 1/2 силы... Катание 5 кругов, в каждом круге «работать» одну прямую...»

Ho стоит заболеть или потренироваться вполсилы, как появляется недовольство собой, упреки самой себе: (26 ноября, г. Иркутск, первый старт сезона): «Бежала плохо, почти не толкалась строго в сторону. Плохо бежала первые 1500 м, разгона не было, в последний поворот вошла с левой ноги. Позор!» Она беспощадно критиковала себя: «В спринте корпус болтается как маятник» (21 ноября 1961 года): «Для 3000 м круги должны быть по 45 секунд, а у меня они были по 46-47, когда другие по такому льду (Аида Грач) бежали по 44-46» (30 ноября 1961 года); «Старт взяла плохо. Безобразие!» (5 декабря 1961 года).

Постоянно сомневалась и искала, не переставая контролировать свое самочувствие, которое было одним из верных показателей готовности организма к большим напряжениям. Вследствие этого и приходил успех, который радовал и являлся стимулом к еще более высоким нагрузкам. И она чувствовала, как постепенно скапливается внутри огромная энергия, готовая в нужный момент вырваться наружу и неудержимо понести, словно на крыльях, вперед и вперед.

Еще никто и думать не мог о ее возможностях в наступившем новом сезоне, а она уже ощущала в себе то возвышенное чувство, которое, если приходило, приносило с собой свежий ветер победы. Она по-прежнему обычными словами обозначала в дневнике свое трепетное, так долго ожидаемое состояние, как будто даже словам не решалась доверять своей дорогой тайны, чтобы не спугнуть ее. Она писала 21 декабря 1961 года в период соревнований на приз Я.Ф. Мельникова: «Я получила огромное удовлетворение от бега на 500 м». Хотя она и не заняла на этой дистанции первого места, а стала второй, но была уверена в своих возможностях. И в скором времени ее уверенность подкрепилась фактами: мировые рекорды на Медео, выигрыш чемпионата мира в Иматре в 1962 году... И никакие, самые тяжелые, погодные условия, как, например, тогда в Финляндии («Целый день идет снег, и рабочие катка не могут из-за него подготовить лед. Когда мы вышли на лед, он был как булыжная мостовая. Ужасный! К тому же кругом сугробы, дорожек не видно»), не могли уже стать для нее препятствием в достижении цели.

После чемпионата мира 1962 года еще в трех городах Финляндии пришлось выступать в показательных соревнованиях. В перерывах между ними появлялись записи в дневнике: «Очень устала, вечером банкет, а утром едем в другой город» (19 февраля 1962 года). He забывала и записывать свои впечатления, словно делала зарубки в памяти: «Город маленький, но очень чистый, много леса» (о финском городке).

Ho скоро ли можно будет отдохнуть? - этот вопрос теперь был не последним. «Вечером банкет, а ночью уезжаем в Хельсинки. Хочу домой, очень устала, больше не могу держаться» (21 февраля 1962 года). Осталось недолго ждать: «22 февраля. Хельсинки. Жили на олимпийском стадионе. Целый день бродила по городу. Как прекрасно! Солнышко! Вечером идем в наше посольство. Там я должна выступать, рассказать о себе. Завтра утром мы уезжаем в Москву. Домой». И подчеркнула последнее слово: дорого ей это понятие - домой!

Всего неделя отдыха - и уже на первенство СССР в Свердловск: «Скорости я не потеряла. Относительно отдохнула. Хочу обязательно выиграть дистанцию 500 м».

И выиграла. Это тот самый рубеж, о котором мы уже знаем.

Вот и подведен итог, в который запрессовалось главное, составлявшее смысл всей работы над собой, проходившей в сомнениях, взлетах и падениях настроения, в безжалостном режиме тренировок, постоянно исключающем всякие облегченные условия. Она записала: «Спортивная форма сохранялась у меня почти четыре месяца».

Удастся ли теперь разумно распорядиться тем, что приобрела, и часть приобретенных запасов физических и духовных сил сохранить для следующего сезона. Эти запасы не сохранишь, как продукты в холодильнике. Их, наоборот, нужно постоянно подогревать. Ho все же, удастся ли?

И, как всегда, в жизненную круговерть она окунается с головой: «Завтра день отдыха, едем на завод Уралмаш, где я буду выступать» (2 марта 1962 года).

Оставался последний рубеж сезона - соревнование на приз им.С.М. Кирова (Инга его выигрывала восемь раз - тоже рекорд): «Еще одни маленькие соревнования в Кирове и все» (7 марта 1962 года).

Когда соревнований в сезоне не осталось, она, словно путник, присевший на обочине дороги и почувствовавший, что не может больше идти, призналась: «Хотелось только отдыхать. Я так устала, что думала - месяца для отдыха мне не хватит».

Потом последовал разгрузочный от тренировок месяц (только физзарядка), за ним следующий - активный отдых на курорте в Карловых Варах - гимнастика, легкая атлетика, кроссы на природе, лазание по горам... Принимала лечебные процедуры... Ездила смотреть Прагу, крепость Карла IV... Ходила на концерт...

Помня, что часто простужалась, из-за чего утрачивала боевую форму, стала закалять себя, обливаясь холодной водой или купаясь рано поутру в реке, когда вода холодом обжигает все тело. Зато потом, растеревшись полотенцем, чувствуешь, как начинает поторапливаться кровь в жилах, как каждая клеточка заявляет о себе: «Это я, это я...»

Результаты
соревнований