1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Е. Гришин. Или - или. Глава 5. Когда тебя считают фаворитом (Юрий Сергеев)

В октябре 1971 года я вышел на лед искусственного катка в Свердловске... Стоял возле петли льда, глядя, как Валерий Муратов отрабатывает поворот. ...Иногда я подзывал чемпиона страны, что-то ему показывал. Но показывал «всухую» — без коньков, их у меня просто не осталось: одну пару подарил Муратову, надеясь, что он станет моим наследником, вторую — вручил пионерам, причем дети вспомнили, что я работал гравером, и попросили расписаться на металле, третьи коньки служили одно время Юрию Малыхину, в них он стал рекордсменом страны... Так что я стоял в кроссовках на кромке льда. Готовились к Олимпиаде. Участник четырех олимпиад, я должен был дебютировать в Саппоро в роли старшего тренера сборной страны по спринту. О чем я думал?

Переживал за Валерия так, словно сам готовился к олимпийским играм, к своим первым, к тем, что были на льдине озера Мизурина. Вспоминал своих грозных соперников: Юрия Сергеева, в те годы мирового рекордсмена, Рафаила Грача,— очень опасного спринтера, Альфа Естванга, надежду Норвегии, американцев...

Юрий Сергеев

Он еще при жизни стал образцом для подражания, своеобразным «ходячим памятником».

В разное время я писал о Сергееве, человеке, который первым из советских конькобежцев установил официальный мировой рекорд — 41,7. Для 1952 года это был результат экстра-класса. А для наших дней? Вспомните март 1975 года. Жаркий месяц в горах Заалийского Алатау. На Медео горьковчанка Татьяна Аверина пробежала 500 метров за 41,03.

— Так не бегал даже сам Сергеев! — прокомментировал мировой рекорд волжанин Геннадий Пискунов.

Услышав комментарий Петровича, я вздрогнул: вот Юрка и дожил до дня, когда женщины бегут вровень с ним! Неужели и я, дряхлый старичок, когда-нибудь услышу: «Анастасия такая-то промчалась за 39,5»? Невероятно!

А Сергеев дожил до такого дня... О Юрии я думаю всегда, когда размышляю о пути своего ученика Валерия Муратова. Что-то есть общее в их судьбе.

Впервые я увидел Юрия в декабре 1946 года — к нам в Тулу приехала молодежь из сборной страны во главе с Григорием Васильевичем Кушиным. Среди тех, кто вышел на лед тульского катка, были Юрий Сергеев и Николай Мамонов. Юра бежал в элегантном трико цвета электрик. Бежал он поразительно. Уже тогда четко проходил повороты.

С того самого декабрьского дня я понял: если хочу научиться бегать быстро, должен брать пример с Сергеева. Нет, не копировать, а творчески переосмысливать. И проходили годы. Я уже стал быстрее Юрия, научился лучше его брать старт. Да и молодость была на моей стороне! Но победить Сергеева не удавалось... Не умел тогда понимать спринт, не знал, что надо бегать трезво и разумно, что надо думать не после забега, а непосредственно во время него. После тренировки обычно забрасывал коньки и клялся себе, что вообще оставлю их. Работа «под Сергеева» не получалась. Меня удивляло, что я не расту и, будучи сильным, остаюсь вечно вторым. Возмущало, как после соревнований невозмутимый Юрий Сергеев аккуратно протирал коньки и складывал их в сумку, бесили его спокойствие, уверенный вид. Стоило только увидеть Сергеева, как я терял присутствие духа, как бесконечные вопросы закрадывались в голову: «Неужели я не вырасту? Почему Сергеев непобедим? Он — стабилен. Ему даже не надо особенно тренироваться, чтобы выигрывать! Он устанавливает рекорды от соревнования к соревнованию... Он просто гений в спринте».

«Наверное, его тренер — Аниканов знает какой-то секрет, — мелькнуло как-то в голове. — Перейду-ка я к Ивану Яковлевичу — научусь и Сергеева побеждать».

Пришел я домой к Аникановым. Разговор получился длинный, толковый, мужской. Иван Яковлевич долго рассказывал мне о тренерских исканиях... моего Кудрявцева:

— Костя сам недавно коньки бросил — тебе ли не знать этого! Сколько раз встречались в одной паре? Он еще душой со спортсменами, а воспитателем он будет прекрасным — вот увидишь... Нужно набраться терпения и ждать.

Но не терпелось: «Зачем откладывать, если я хочу побеждать сейчас? Зачем ждать, пока Кудрявцев вырастет в отличного тренера?»

Так и сказал Аниканову:

— Мечтаю перейти в вашу группу.

Иван Яковлевич долго молчал, а потом произнес такое, что мне стало не по себе:

— А сможешь выдержать конкуренцию в одной группе с Сергеевым?

— Я об этом не думал.

— А подумай.

— Нечего думать — все уже решено! Иду к вам.

— А как же Сергеев?

— Что Сергеев?

— Сергеев не сможет с тобой в одной группе — не выдержит.

— Что такое? Сергеев сломается? Он же ведь так уверен в себе! Он не может сломаться!

— Ты его мало знаешь. Нет, Юра не выдержит твоего присутствия.

На этом наш разговор и закончился. Аниканов ничего не обещал, но и не отказывал наотрез.

А его слова о растерянности Сергеева не давали спокойно жить. Значит, и у Юры бывают сомнения? Значит, и у него есть слабости? У него — у машины, у бойца? Я не знаю более четкого бега, чем сергеевский. Он никогда не падал в соревнованиях. За всю жизнь я помню только два раза, когда он сбивался. Да и этих сбоев почти никто не заметил. Только я, напряженно и ревностно следивший за каждым его шагом, уловил их. Сергеев был потрясающе собран в беге. У него хватало силы выдержать темп до финиша. Обычно все конькобежцы перед финишем бегут коряво, привстают. Пропадает привычная четкость и слаженность. А Сергеев никогда не показывал своей усталости. Трудно было уловить, когда он с бега по прямой переходит на поворот. Такая же точность. А ведь бег по повороту совершенно другая работа!

Наблюдая за Сергеевым, я сравнивал его с другим выдающимся спринтером — Константином Кудрявцевым, нашим предшественником. Кудрявцев бежал размашистым, длинным, но очень мощным шагом. А Сергеев, повторяю, покорял всех четкой, чистой и собранной работой. У меня всю жизнь было два идеала в спринте — Кудрявцев и Сергеев. Или точнее — Сергеев и Кудрявцев. Я старался им подражать. И, наверное, до последнего дня не научился бы бегать, если бы не понял, что нельзя только копировать: любая сверхточная копия никогда не сравнится с сочностью и неожиданностью оригинала. Надо что-то взять у Сергеева, а что-то рациональное — у Кудрявцева. Осмыслить и построить свое — гришинское! Пусть эти два таких разных спринтера помогут создать мне свой почерк.

Ученичество длилось лет двадцать и не кончилось даже в тот последний день, когда я уходил...

Итак, я занялся серьезно становлением техники спринтера Гришина. Решил соединить четкость Сергеева и мощь Кудрявцева. В быстроте подноса ноги, в формировании перед отталкиванием брал пример с Юры, а смещение и отталкивание и даже сам длинный прокат мне достались в наследство от Кудрявцева...

Сергеев, бесспорно, был ярчайшей звездой нашего спорта. Разве можно забыть, как в Хельсинки на олимпийском стадионе он заставил содрогнуться всех зрителей! Юра не участвовал в чемпионате мира — был запасным. Но во второй день первенства ему предложили пробежать показательные 500 метров. На тренерской «бирже» стоял финский скороход Клас Тунберг, многократный чемпион мира и олимпиад, еще несколько лет назад он не знал себе равных в спринте. Его имя было окружено в Финляндии ореолом безошибочности.

К каждому его слову жадно прислушивались и верили ему безоговорочно. А когда Клас Тунберг узнал о мировом рекорде Сергеева, установленном в Медео, он сказал: «Такой результат человек показать не в состоянии. Наверное, у русских дорожки сделаны с наклоном». Величайший скороход всех времен упустил из виду, что по дорожке с наклоном конькобежцы не могут стартовать.

И вот Тунберг стоит на «бирже», курит сигару и ехидно улыбается, ожидая старта Сергеева.

Выстрел. И одновременно с ним срывается Юра. А когда он входит в поворот, то Тунберг, стоящий рядом, глядя на него, роняет в снег сигару — он поражен, он восхищен, он не представлял себе такого, он не думал, что можно так красиво, так умно и так быстро бегать на коньках! Тунберг, великий скороход, вдруг ощутил себя человеком вчерашнего дня, потерявшим право на безоговорочные оценки.

Бег Сергеева в Хельсинки — не просто красивый бег. Объясняю почему. До Сергеева весь конькобежный мир (кроме американцев) бегал 500 метров в стайерском темпе. Спринтеры закладывали одну руку за спину — и работали лишь второй. Тогда результаты порядка 44 секунд считались отличными, а чемпион Европы 1953 года голландец Кеес Брукман умудрялся тратить на спринт 46—47 секунд. И вдруг «человек-молния» Юрий Сергеев. Сколько бы ни говорили о преимуществах американской либо скандинавской школы бега на коньках, я не устану повторять: быстрый бег на катках Европы и Америки начался только после того, как Сергеев красиво пронесся по финскому льду.

Сергеев достиг в спорте выдающихся вершин: был рекордсменом мира, чемпионом Советского Союза. Но ни одного раза Юра не был чемпионом мира и Европы, победителем или даже призером олимпиады. Что мешало ему?

Как это ни парадоксально, но мешала именно его сила, то, что он был на три головы сильнее всех. Он бегал практически без конкуренции. Бил рекорды. Выигрывал у любого соперника. Побеждал, когда много тренировался, и даже тогда, когда трудился вполсилы.

Эти обстоятельства и привели к тому, что он не смог использовать всех возможностей, не раскрыл полностью своего дарования. Юрий всегда был доволен и собой, и своим бегом, и своими результатами. А мировые свои рекорды он считал установленными на многие лета. Утверждению этого мнения во многом способствовали журналисты, восторженно повторявшие в шапках своих газет слова: «Феноменально!», «Неповторимо!», «Удивительно!»

Юра чувствовал себя королем спринта и жил безбоязненно. Но когда противник потирает руки, освобождай свои. Ищи у соперника чувствительную струну. Ищи, чтобы сыграть на ней.

И мне, основному сопернику Юрия Сергеева, кажется, удалось найти эту струну. Каким-то седьмым чувством понял, что недостаток Юрия, мирового рекордсмена, заключается в том, что он не умеет разочаровываться. А ведь испытание разочарованием самое серьезное испытание на зрелость! Человек не может быть до конца доволен теми ценностями (а мировой рекорд, конечно же, является ценностью), которые созданы до него. Его мысль рвется дальше и дальше. И правильно делает, иначе бы и сегодня бегали как Струнников и Матисен...

Спокойствие, которое всегда помогало Сергееву быть победителем, сыграло с ним коварную шутку на самом главном старте в его жизни — на Олимпиаде в Кортина д‘Ампеццо. Вот как это случилось...

Запомнив слова Аниканова о том, что Юрий не сможет вынести моего присутствия в одной с ним группе, я сказал: «С сегодняшнего дня не должно быть ученика Гришина, а должен появиться чемпион Гришин». Сказав такое, решил не отступать. Уже в конце 1955 года, готовясь к Олимпиаде, сумел на равнинном катке установить свой личный рекорд. Сергеев в этих соревнованиях показал такое же время, и это было его личное достижение на равнине. Меня устраивал такой вариант — я уже не проиграл, а сравнялся с Юрием!

Но потом случилось непредвиденное. В Горьком юный Виктор Копытин красиво обыграл Сергеева. Случайность? Да, Сергеев посчитал это случайностью.

Но в Давосе Юрий проигрывает Грачу. Случайность? Но подумайте, случайны ли эти случайности?

Сергеев не мог понять, что с ним происходит. Однажды в Давосе я сидел на скамеечке в раздевалке, когда вошел злющий-презлющий Сергеев и бросил в сердцах тренеру:

— Я понимаю — проиграть Гришину. Но здесь-то еще и Грач взлетел!

Я оглянулся (Сергеев меня не заметил). Подумалось: «Со мной он уже смирился. Его устраивает и второе место. Да, прав оказался Аниканов. Привыкнув побеждать, он разучился проигрывать. Встретив достойных партнеров, сник».

Перед самой Олимпиадой секунды Сергеева говорили о том, что физически он находится в превосходной форме. Это — в физической форме. А что касается его внутреннего состояния, то я помнил его реплику в раздевалке. Мои мысли постоянно подкреплялись новыми наблюдениями за поведением Сергеева. Юрий без устали доказывал своему тренеру: «Зачем мы делаем эти упражнения? Гришин их давно не применяет».

Уверенный в себе, всегда спокойный, Юра до Олимпиады-56 никогда не смотрел, как бегут другие. Обычно он выигрывал турнир, снимал коньки, аккуратно вытирал лезвия, клал коньки в рюкзачок — и уходил. Уходил победителем. Он никогда не разрешал кататься за собой сильным спринтерам.

Когда Сергеева спрашивали:

— Как у тебя получается бег по повороту?

Юра отвечал стандартно:

— Не знаю.

На него обижались, думали, что он скрывает какой- то секрет...

Обычно Юра тренировался отдельно от всех, применял много оригинальных упражнений. На темы спринта Сергеев не разговаривал.

Помню, когда у меня разладилась техника, я обратился к Юре за помощью, на что он мне ответил:

— Ты никогда не побежишь, пока не исправишь некоторые вещи.

— Какие?

— Да, в общем, у тебя все нормально, — сказал, встал и ушел.

... — Юра, почему ты никому не помогаешь? — спросил я его в другой раз.

— Иногда бывает, что поможешь, а тебя же потом и ругают... А вы, молодежь, растите, идите вперед, до всего доходите сами. Мы ведь росли — нам никто не помогал! Пройдет время — научитесь побеждать. Правда, на пути к рекордам нахватаете шрамов и ран. Но раны у победителей заживают быстрее, чем у побежденных. Ясно?

— Может быть, ты и прав, — ответил я.

Жребий на Играх был довольно немилостив по отношению ко мне: я открывал соревнования в паре с англичанином Джоном Кроншеем... Много лет спустя, посмотрев кинопленку того забега, я ужаснулся. Скованность, корявость чувствовались в каждом шаге. Но вот ведь как устроена жизнь — с такой корявостью я повторил мировой рекорд!

Во втором забеге стартовал Сергеев. Ему тоже попался не очень сильный спринтер — японец Такемура. Первые 200 метров они шли конек в конек — это так не похоже на Сергеева! И ясно было, что из 41 секунды Юре не выйти. К сожалению, так и случилось, 41,1 — и четвертое место. Четвертое место на единственной в жизни Олимпиаде! Юре был тогда 31 год, и ему хотелось уйти из спорта непобежденным. Судьба распорядилась по-иному. Не хватило характера? Не умел критически относиться к себе? Не знаю! Но когда я думаю о будущем спринта, мне всегда вспоминается Юрий Сергеев. Мировые рекорды поднялись до уровня, о котором великий спринтер даже не подозревал. Выросли скорости, изменилась техника. Но через все годы прошел сергеевский бег по повороту, его четкость и спокойствие, собранность и мощь. Сколько поколений спринтеров сменилось на моих глазах, но никто не научился бежать поворот красивее Сергеева. Юра был прекрасен, силен, величествен в беге.

Когда мысленно оглядываю я свою жизнь в спорте, все, что создано в нем моим трудом, я всегда вижу рядом с собой на дорожке Юру. Без него никогда бы не стал я чемпионом. Он закалил мою волю в те нелегкие неповторимые годы. Помню, как он мучительно переживал свой уход из спорта, когда на его глазах падали его мировые рекорды, а он все понимал и... словно старый лев, был бессилен.

Время уходило вперед, а он не успевал за временем. Оно мчалось с неумолимой быстротой, неподвластной ему — быстрейшему из быстрейших.

Serge Lutens Bas de Soie

Дни рождения - апрель

  • 02.04.1972 Наталья Полозкова - Чемпионка СССР среди юниоров 1988-1990 в многоборье
  • 02.04.1956 Дмитрий Оглоблин - Чемпион СССР 1980 на 10000 м.
  • 03.04.1950 Вера Краснова - Чемпионка СССР 1976, 1977 в спринте
  • 03.04.1933 Владимир Шилыковский - Чемпион СССР 1958 на 10000 м.
  • 05.04.1966 Дмитрий Сыромолотов - Чемпион СССР среди юниоров 1984 в многоборье
  • 06.04.1892 Никита Найденов - Чемпион России 1913 в многоборье, чемпион РСФСР 1921 в многоборье
  • 06.04.1925 Зинаида Кротова - Чемпионка СССР 1950 в многоборье
  • 08.04.1940 Ирина Егорова - Чемпионка СССР 1963 на 500 м.
  • 13.04.1952 Сергей Марчук - Чемпион Европы 1978, Чемпион СССР 1977, 1978, 1979
  • 13.04.1963 Андрей Бахвалов - Чемпион СССР 1991 на 1000 м.
  • 14.04.1982 Екатерина Абрамова - Чемпионка России 2000 среди юниоров
  • 18.04.1972 Сергей Савельев - Чемпион России 1997, 1998 в спринте
  • 19.04.1942 Ласма Каунисте - Чемпионка мира 1969 в многоборье, чемпионка СССР 1968 на 1500 м.
  • 19.04.1919 Игорь Ипполитов - Чемпион СССР 1943 на 3000 м., чемпион СССР 1943 на 5000 м.
  • 20.04.1959 Евгений Солунский - Чемпион СССР 1981 в многоборье, Чемпион СССР 1977 среди юниоров, Чемпион СССР 1979 среди молодежи
  • 20.04.1994 Павел Кулижников - Чемпион Мира в спринтерском многоборье 2015, 2016, 3-х кратный чемпион мира на дистанциях 500 и 1000 м 2015, 2016, обладатель кубка мира в общем зачете 2015, чемпион России в спринтерском многоборье 2014
  • 22.04.1962 Наталья Артамонова (Курова) - Чемпионка СССР 1986 в многоборье, чемпионка СССР 1983, 1986 в спринте
  • 22.04.1941 Борис Гуляев - Чемпион СССР 1966, 1969, 1970 на 500 м.
  • 25.04.1970 Александр Железнов - Чемпион СССР среди юниоров 1988 в многоборье
  • 28.04.1949 Владимир Иванов - Чемипион СССР 1972, 1973 в многоборье
  • 28.04.1948 Виктор Варламов - Чемпион СССР 1974, 1975 на 10000 м.
  • 30.04.1963 Наталья Шиве (Глебова) - Чемпионка СССР 1983 в многоборье, чемпионка СССР 1984 в спринте

Результаты
соревнований