1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Е. Гришин. Или - или. Глава 3. Так вот ты какая, Олимпиада! (Инсбрук, 1964)

И Альпы вновь. Австрийские теперь. Год 1964-й

Перед Олимпиадой-64 сборная команда скороходов тренировалась Ангарске. За нашими занятиями наблюдали спортивные ученые. Они подсчитали количество моих шагов на прямой и повороте и решили, что мне не хватает темпа.

Ученые забраковали бег и Антса Антсона.

Авторитет ученых, видимо, подействовал на Кудрявцева. Он твердо решил, что я бегу неправильно.

— Надо повысить темп! У тебя самый редкий бег. Не исключена возможность, что потому и не растешь!

Кудрявцев всегда был для меня самым авторитетным специалистом в коньках, и я решил подчиниться: стал бегать короче, но чаще. Пришлось перетачивать коньки — менять овал лезвия.

Шло время. Объемы были освоены, нагрузки не сломили меня, а результаты не пришли. Если раньше меня хватало на 450 метров, если раньше я мог «на зубах добегать» лишь последние 50 метров, то сейчас был в силах выдержать темп только до половины дистанции.

В чем дело? Ведь силен — чувствую силу, даже удручен этой силой. Силен — все могу!

И —не могу...

Перед отлетом сборной страны в Норвегию я не мог найти себе места. У своего основного соперника Бориса Гуляева я выигрывал только 0,1 секунды. Это было очень мало. 0,1 — вещь скромная. Сегодня 0,1 улыбнется мне, а завтра — Гуляеву. Нет, надо было создавать запас скорости в полсекунды.

Как-то ночью в норвежской гостинице я поднялся с кровати в четыре часа ночи и стал имитировать бег на полу. Сумасшествие — имитировать ночью! Но я в был сумасшедшим — от меня ушло все ценное, то, чем я был силен! Имитировал долго, потом оделся и побежал в номер к врачу Мышалову:

— Савелий! — закричал у двери.

Мышалов стал искать аптечку: он думал, что я заболел или у меня сердечный приступ.

— Савелий! Не волнуйся! Я нашел...

— Что нашел?

— Знаю, почему не бежал!

Савелий Мышалов погладил меня по плечу, а я, не попрощавшись, ушел в номер. Сел перетачивать коньки.

Утром выиграл соревнования, как и прежде, с преимуществом в 0,6 секунды. Это меня вполне устраивало.

Как раз в эти дни за океаном на огромной высоте — 3000 метров проводили соревнования американские спринтеры. Они все выбежали из 40 секунд. А Грей даже повторил мировой рекорд.

Поднялся невероятный шум. Ажиотаж вокруг имен американцев был так силен, что меня каждую минуту кто-нибудь интервьюировал:

— Считаете ли вы их основными соперниками?

— Встретимся. Посмотрим.

— Но ведь они все выбежали из сорока!

— А меня скоростью не удивишь. Четыре года назад и я имел 39,6.

Американцев я увидел в дни товарищеских матчей на норвежском льду. Перед соревнованиями заокеанские спринтеры вышли на разминку. Они катались в пальто. Я сказал «катались»? Они гоняли по льду как угорелые. Начинали ускоряться в любом месте дорожки, где только вздумается. Вот катится Грей, вдруг неожиданно с середины поворота — ускорение! Как побежит, как побежит! Что за методика? И есть ли она у американцев? Черт знает что...

На себя я не обращал никакого внимания, стремясь понять американцев. Но разобраться было невозможно.

— Собираются ли они соревноваться или вышли на каток массового катания и веселятся на пятачке?

Американцы с радостью давали автографы. Они писали на листке блокнота свои фамилии и ставили цифры личных рекордов. И у всех были великолепныерезультаты: 39,5, 39,61. От скромности они не могли умереть. Но в их веселости было что-то привлекательное.

Турнир проходил в холодную погоду. На морозе около 26 градусов я пробежал лучше всех. Лучший из американцев — Ричард Макдермотт— отстал на 1,2 секунды. Старт американцы брали прекрасно, но их хватало до отметки 300 метров.

Советские тренеры и спортсмены видели наш бег на экране телевизора. Им понравилось, как я провел соревнования, и, вернувшись в гостиницу, я услышал лишь одно:

— Классно!

Теперь уже можно было со спокойной совестью, с чувством уверенности в своих силах уезжать в Инсбрук.

Олимпиада! Что рассказать о ней? Волновался, переживал и очень много думал о старте, о рисунке бега. Особенность моей подготовки к соревнованиям — это раздумья о старте. А вот Андерсен никогда не включал радио, чтобы ничего не слышать о коньках. Олимпийский чемпион норвежец Баллангруд забирался в глухие деревеньки, где о коньках понятия не имели. А я специально заводил разговор о беге. В Скво-Вэлли, например, обязательно каждый вечер подходил к олимпийскому факелу. И разговоры о беге, и факел — все это не раздражало. Наоборот, настраивало. Я не мог сгореть от ожидания — таков характер, такова привычка.

Обычно я не точил коньки после разминки. Но в Инсбруке вокруг катка не было снега. На всякий случай проверил коньки. Все казалось нормальным. Правда, Кудрявцев подстраховался:

— Поточи. Для спокойствия. Немножко блестит кромочка...

Только снял ботинки, как подбежал Косичкин.

— Не точи! — Виктор словно что-то чувствовал.

До забега оставалось достаточно времени. Кудрявцев еще раз посмотрел на лезвие:

— Немножко можно сточить!

Видимо, я волновался. Точил предельно осторожно, но незаметно стесал задник и таким образом увеличил овал.

Идя по дороге, по асфальту, около места старта, я затупил точку овала...

Прямую разогнался великолепно. 9,8 — шел на рекорд!

А уже на повороте почувствовал, что левый конек не держит.

Не держит? Ну ничего.

Еще шаг — конек сорвался.

Я устоял. И не придал значения сбою. Опасность позади, теперь только вперед! Сделал шаг с правой — и снова левая нога сорвалась.

Теперь уже еле удержался.

Пробегая мимо «биржи», закричал:

— Конек! Тупой конек!

Скорость велика, а в голове стучало: «А что же будет на втором повороте?»

Блеснула мысль: «Упасть!»

«Но как упасть на Олимпиаде?» — эти мысли пролетели за семь секунд, пока не вошел в поворот.

«Как удержаться?» — короткими, лихорадочными шажками прокладывался по повороту. Прокрадывался, а не летел!

Прокрадывался к поражению!.. Горю моему не было измерения. Секунды, выброшенные «Омегой», — это провал. Все! Ужас! Бесснежная земля зимней Олимпиады, как я ее честил и хаял!.. Горестная земля и горький искусственный лед — вот и все воспоминания об Инсбруке 1964 года...

Перед стартом, увидев на трибуне свою жену — Марину, я решил: — выиграю и побегу к ней на трибуну прямо в коньках. Мне простят все: поймут — пятая медаль! — так я верил в свои силы.

Мое время еще оставалось лучшим, а я уже услышал:

— Не вынес славы! Перегорел!

Заметив мой свитер, засуетились:

— Как ты? Что же ты?

— Конек попал на песчинку! — Я отъехал. Удалялся, а до меня донеслось:

— Конек попал на песчинку. Из него самого песок сыплется!

Долго не выходил я из круга. Никто из спортсменов не мог улучшить моих секунд. Почему? Ведь результат-то очень слабый! Кто же его превзойдет?

Смотрел на соперников.

Эдди Рудольф — коньки об лед стучали. Весь — напряжение. Весь — ожидание. Он ничего не должен был показать здесь: слишком переволновался. И действительно, несколько раз Эдди срывался раньше выстрела стартера.

Кейти Судзуки шнуровал ботинки уже в восьмой раз. Он мог в любой день пробежать с мировым рекордом. Но в день Олимпиады японец оказался деморализованным.

Альф Естванг тоже волновался. Но его выручал опыт — мы уже стояли с ним на ступеньках олимпийского пьедестала восемь лет назад. Он был третьим. И никогда золотая медаль не была ему так близка, как в 1964-м, на закате спортивной карьеры. Оттого-то и волнение. Потому он только повторил мой результат...

Все спринтеры ждали Олимпиаду четыре года — хотели победить в трудной борьбе. А борьбы-то, по существу, не было: Гришин выбыл из строя, открыв свои козыри» И возможность получить золото показалась тогда многим такой реальной, словно оно само шло в руки... Но не тут-то было. Олимпиады есть олимпиады! На них даже предпоследнее место не достается без борьбы.

Итак, все мнили себя олимпийскими чемпионами, мысленно переживали волнующие минуты награждения и... сгорали, сгорали до выстрела стартера.

Лишь один человек не волновался в тот миг — американец Ричард Макдермотт. Он не надеялся победить. И потому он бежал так, как бегал всегда — привычно, сильно, с трезвой головой. Он был словно черт! Дьявол! Что он делал на дорожке? Первые 200 метров — темп невероятный. Не выдержит! — решили все. А он выходит во второй поворот и стучит, и молотит ногами. И не устает. Если первые 300 метров он еще проигрывал мне, то уже на повороте, который я прошел чуть ли не пешком, он выиграл эти 0,5 секунды. А финишная прямая оказалась у пас одинаковой. Секундомеры зафиксировали новый олимпийский рекорд. Блестяще!

Мы поднялись на пьедестал. Я впервые задержался на второй ступеньке. В 33 года я получил серебряную медаль — не так уж плохо! Но я не знал, куда деться от стыда.

Когда поздравлял американца на пьедестале, он сказал: «Не верю, что я — чемпион!»

У меня болела голова, про себя подумал: «Этот молодой парикмахер заставил меня еще на четыре года остаться в спорте. С поражением не уйду. Я — докажу... Стал же он, молодой и красивый, на моем пути!»

— Это мой самый лучший старт! — Глаза Макдермотта искрились счастьем, когда он давал интервью журналистам.

— Твой лучший бег! — подчеркнул его тренер Фрэсингер.

Макдермотт поразил меня еще до своего фантастического забега. Перед его стартом японский спринтер врезался в установку «Омега» и разбил ее. Пока «Омегу» уносили со льда, пока приводили в порядок, прошло минут двадцать... Ричард даже не сел в посадку. Он катался в костюме, стоя. По всем законам физиологии его разминка должна была пойти насмарку. Но... американец ничем не был встревожен. Словно никто и не откладывал его олимпийский старт, словно все было нормально.

Поставили «Омегу». Макдермотт стоя подъехал к судьям, снял костюм и помчался...

Через 40,1 секунды он был самым уважаемым спринтером мира.

Американцы подходили ко мне и выражали соболезнование:

— Это — случайность!

Случайность? Он наказал меня на четыре года! Так, я наверное, восемь лет подряд лишал всех спринтеров надежд, так, наверное, и они смотрели на меня — с уважением и обидой. Их было много, кто не смог осуществить своих планов только потому, что был силен я... Уходили, приходили, снова уходили... Много их было, а я оставался один, как патриарх спринта... И вот — расплата!

Проигрыш проигрышу рознь... Бывало, я оступался, когда не был готов. Ничего не поделаешь — бессилен! Но есть проигрыши, когда лишь случайность зачеркивает многолетний труд! И я падал на соревнованиях... Но то, что произошло со мной в Инсбруке, не укладывалось в голове — «я и мог, и не смог»!

Это —ужасно, обидно!

Что же делать? Смириться? Искать оправданий, сетовать на возраст? Нет! Работать, зажаться еще на четыре года. Еще четыре зимы и четыре лета жить одним — Олимпиада!

А если и через четыре года — осечка? Досадная оплошность? Если снова затупится конек? Снова проигрыш? Что тогда?

И стоит ли рисковать четырьмя годами, отказываться от удовольствий и прелестей жизни? Ведь спринт неумолим, он многих ломает!

Что же дальше?

Уйти?

— Уйти — это самое легкое...

Вот и подошла к концу лига чемпионов 2015 2016 - турнирная таблица Барселона на 2 месте. . Лиана даскалова пуховая подушка.

Дни рождения - апрель

  • 02.04.1972 Наталья Полозкова - Чемпионка СССР среди юниоров 1988-1990 в многоборье
  • 02.04.1956 Дмитрий Оглоблин - Чемпион СССР 1980 на 10000 м.
  • 03.04.1950 Вера Краснова - Чемпионка СССР 1976, 1977 в спринте
  • 03.04.1933 Владимир Шилыковский - Чемпион СССР 1958 на 10000 м.
  • 05.04.1966 Дмитрий Сыромолотов - Чемпион СССР среди юниоров 1984 в многоборье
  • 06.04.1892 Никита Найденов - Чемпион России 1913 в многоборье, чемпион РСФСР 1921 в многоборье
  • 06.04.1925 Зинаида Кротова - Чемпионка СССР 1950 в многоборье
  • 08.04.1940 Ирина Егорова - Чемпионка СССР 1963 на 500 м.
  • 13.04.1952 Сергей Марчук - Чемпион Европы 1978, Чемпион СССР 1977, 1978, 1979
  • 13.04.1963 Андрей Бахвалов - Чемпион СССР 1991 на 1000 м.
  • 14.04.1982 Екатерина Абрамова - Чемпионка России 2000 среди юниоров
  • 18.04.1972 Сергей Савельев - Чемпион России 1997, 1998 в спринте
  • 19.04.1942 Ласма Каунисте - Чемпионка мира 1969 в многоборье, чемпионка СССР 1968 на 1500 м.
  • 19.04.1919 Игорь Ипполитов - Чемпион СССР 1943 на 3000 м., чемпион СССР 1943 на 5000 м.
  • 20.04.1959 Евгений Солунский - Чемпион СССР 1981 в многоборье, Чемпион СССР 1977 среди юниоров, Чемпион СССР 1979 среди молодежи
  • 20.04.1994 Павел Кулижников - Чемпион Мира в спринтерском многоборье 2015, 2016, 3-х кратный чемпион мира на дистанциях 500 и 1000 м 2015, 2016, обладатель кубка мира в общем зачете 2015, чемпион России в спринтерском многоборье 2014
  • 22.04.1962 Наталья Артамонова (Курова) - Чемпионка СССР 1986 в многоборье, чемпионка СССР 1983, 1986 в спринте
  • 22.04.1941 Борис Гуляев - Чемпион СССР 1966, 1969, 1970 на 500 м.
  • 25.04.1970 Александр Железнов - Чемпион СССР среди юниоров 1988 в многоборье
  • 28.04.1949 Владимир Иванов - Чемипион СССР 1972, 1973 в многоборье
  • 28.04.1948 Виктор Варламов - Чемпион СССР 1974, 1975 на 10000 м.
  • 30.04.1963 Наталья Шиве (Глебова) - Чемпионка СССР 1983 в многоборье, чемпионка СССР 1984 в спринте

Результаты
соревнований