1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Е. Гришин. Или - или. Глава 3. Так вот ты какая, Олимпиада! (Осло - Хельсинки)

На «Бишлет» я приехал дважды олимпийским чемпионом и мировым рекордсменом. Теперь с меня был особый спрос, но...

Спринт, на который я возлагал столько надежд, который я любил больше всего на свете, этот спринт практически вывел меня из борьбы в многоборье...

Ужасно болит нога. В паху горит... Это все так глупо... Олимпийский чемпион проигрывает свою коронную дистанцию на первенстве мира. Не сразу я сообразил, что порвал мышцы в области паха.

Из-за этой травмы уступил 0,1 Юре Михайлову.

Но не только это волновало меня. Как бежать остальные дистанции? С такой болью? Трудно оторвать ногу ото льда. Что же делать?

Я с тревогой смотрел на доктора. От его диагноза зависело все — или меня снимут с первенства мира, или нужно будет, превозмогая боль, «корячиться» на трех дистанциях. Плохо и то, и другое. Отвратительно, если снимут: ненавистна мне роль наблюдателя... Но, с другой стороны, я стал несколько дней назад олимпийским чемпионом вовсе не для того, чтобы расписываться в своем бессилии! У меня пропадет сезон — ведь еще не разыграны чемпионаты мира, Европы и СССР...

Доктор смотрел на меня. В глазах тоска. Оба мы думали об одном — будущее! Что после?

«Будущее!» — мы так и не сказали этого слова. Я прикинулся простачком. А доктор, наверное, отметил: «Ну и хорошо, что не понял!»

Стараюсь разобраться, что же произошло. Пятисотку начал прилично, но на первых шагах что-то оборвалось. Нога стала непослушной, перестала чувствовать конек. Следующий шаг — боль, в глазах мутно. Но — бежал, бежал! Бежал, словно в горячке, не чувствуя ни ритма, ни темпа, не ощущая конька. Финиш слабый.

Когда подъехал к Кудрявцеву, тренер спросил напрямик:

— Потянул мышцу?

— И сильно!

— Придется сниматься.

Это было резонно. Мы приехали на «Бишлет» в очень сильном составе. В прекрасной форме Олег Гончаренко, Роберт Меркулов заметно прибавил после Олимпиады, Борис Шилков выглядел солидно... Они — многоборцы. С их именами связаны надежды нашей сборной на лавровый венок. А Юра Михайлов и я — мы многоборцы со спринтерским уклоном. Оттого, что я не стану продолжать соревнования, сборная не пострадает. Но пострадаю я! Ибо мне необходимо доказать, что я — не просто спринтер, что на меня можно положиться и в многоборье.

И нате вам — травма!

Только тренер знал, как велик был у меня наступательный порыв после Олимпиады. Я мечтал только об абсолютной победе... На льдине Мизурина успел накатать десятки километров, заставляя себя терпеть на стайерских дистанциях. Никогда не был в такой надежной форме.

А в итоге — труды насмарку. Неверный шаг — травма... Вместо соискателя золотой медали — зритель!

Я шел по катку одинокий, потерянный и нес, мне казалось, на своих плечах весь небосвод.

Заявив судьям о своей травме, пошел искать Кудрявцева. Он сидел в раздевалке и улыбался своим мыслям. Он был рад, что Гончаренко так замечательно выступил в паре с Эрикссоном. Меня он даже не заметил поначалу. Только сказал:

— На первенстве Европы мы еще больше упрочим свои позиции. Ведь они считали, что мы можем бегать только на высоте: в Медео, в Давосе, в Кортина, что, мол, мы непобедимы лишь там, а на равнине нас нельзя принимать всерьез... Но Олесь — молодец! Как он сработал ему в спину! И не снимая рук ушел, ушел! Умница!

Я тоже был рад за Олега:

— К первенству Европы отойду... Если я закрою две дистанции, а Олесь еще две, и мы разыграем между собой лавровый венок...

— Да, это будет прекрасно, — поддержал меня Кудрявцев. — Но вот ты зря собираешься на чемпионат в Хельсинки. Мы же договорились: первенство мира — отборочное состязание к Европе. Последний многоборец команды уедет в Москву, а на смену прилетит сильнейший из запаса. Правильно?

— Что говорить — правильно! — хмуро согласился я. — Но ведь не нарочно же потянул ногу!

— А кто виноват? Уговор дороже денег. Ты неудачно выступил — какие могут быть оправдания? Собирайся в Москву! Ты хотя и мой ученик, но для меня все равно — что ты, что Толя Кайдалов из Ижевска. Он ведь не хуже тебя?

— Лучше, лучше меня!.. Но я-то всю жизнь мечтал о лавровом венке, а не о первенстве ЖЭК!

— У тебя все впереди! — примирительно сказал тренер.

— У меня ничего не будет впереди, если я не выступлю на Европе. Я сумею за себя постоять.

— Ты что, собираешься бежать? — удивился Кудрявцев.

— А вы как думаете? Может быть, никогда в жизни я не выступлю больше на первенстве Европы. А если на следующий год сломаю ногу, то никогда не выиграю лаврового венка! Можно ли рисковать этим?

— Ну, а врач-то? Врач-то что говорит? — спросил Кудрявцев.

Я ничего не ответил и пошел к судьям:

— Заявите меня в последнюю пару, — а у самого голос дрожит.

— 0‘кэй! — кивнули судьи.

Вышел на лед, разминаюсь. Пробую забыть о боли.

Где там! Забыть о ней невозможно. Она не утихает ни на минуту. Стоит ли рисковать? Зачем такое нечеловеческое напряжение? Подумаешь, не выиграл сегодня — победишь после... Ради чего мучить себя? — недоумевал во мне жалостливый человек.

Бежал все пять километров словно в тумане. Как финишировал — не помню. Только вижу: ко мне идут. Ничего не соображаю, а Кудрявцев показывает секундомер и говорит:

— Второе место после двух дистанций!

А мне это абсолютно безразлично.

Ночью ворочался на кровати, пытался отвлечься. Вспоминалась мама — седые волосы и глаза, полные укора:

— Женя, лучше тебе не бегать, если ты хочешь, чтобы я была жива. Каждый твой проигрыш отнимает у меня год жизни. Ты там ночью не можешь уснуть, в Осло или Саппоро, а я сижу у окна в Москве, и ночь кажется нескончаемой.

А темнота охватила половину мира жадными руками...

Утром меня даже пришлось будить:

— Вставай, проспишь венок! — пошутил Олег Гончаренко.

Полуторка!.. Скоростная дистанция... Как бежать ее, если ты почти инвалид? Как бы не разорвать мышцы... На полуторке надо не просто терпеть — надо бежать быстро! А как? Боже мой...

Я сумел занять второе место, лишь мгновение уступив Борису Шилкову.

Теперь мои шансы на победу в многоборье резко возросли. По сумме трех дистанций я шел на первом месте. Но Константиныч по-прежнему не придавал этому факту большого значения:

— Все же у Олега больше возможностей, — бурчал он. — А мы должны думать о команде.

— Согласен! Но помогите мне подсчитать очки, график составить!

Кудрявцев взглянул на часы и ахнул:

— Галушка сейчас бежит. Извини, Жень! Займись с Димкой!

Все рассмеялись. На Кудрявцева нельзя было обижаться.

Дима Сакуненко помог составить график. Мы решили ориентироваться на третье место!

У нас не доставало смелости замахиваться на большее. Как в эту минуту не хватало нам могучей уверенности Кудрявцева, его слов:

— Оставь, дорогой. Никакой травмы нет. Ты что? Только победа!

Гончаренко пробежал блестяще, и его уже объявили чемпионом мира. Он передавал в Москву приветы, беседуя с корреспондентом Всесоюзного радио.

В это время я вышел на дорожку. Задача моя была сложная: чтобы закрепиться на третьем месте, необходимо пробежать дистанцию на 23 секунды лучше своего личного рекорда. Не будь травмы, вопроса бы не было.

В паре со мной стартовал Кеес Брукман. Очень сильный стайер, абсолютный чемпион Европы 1953 года, призер чемпионатов мира и олимпиад именно на десятке.

Больная нога, конечно, мешала мне. А Брукман тем временем стремительно уходил, с каждым шагом увеличивая преимущество; уже после половины дистанции его фигура маячила в 200 метрах впереди. Полкруга преимущества. Но я не обращал внимания — у меня был свой график!

Бежал с вдохновением. Расслабленно. Ничего не существовало на земле кроме нескончаемых кругов марафона. Вдруг в поле зрения попал силуэт Брукмана. Что такое? Неужто целый круг отыграл у меня Корнелиус?

Но нет, это мне удалось сократить разрыв до 60 метров. Осталось всего четыре круга. Что-то объявили по радио. Я не понял. Около биржи спросил:

— Что объявляют?

Тренеры развели руками:

— Не понимаем норвежского... Но бежишь по графику!

Весь стадион встал. Норвежцы скандировали мое имя. Наконец я финиширую — есть бронзовая медаль в многоборье! Впереди Шилкова, Эрикссона, впереди железных многоборцев! Ура!

После забега узнал, что объявил диктор:

— Если Гришин выдержит темп, он станет чемпионом мира!

Я не выдержал. Лавровый венок достался Олегу Гончаренко, на второй ступеньке остался Меркулов, на третьей — я. Полный триумф! Теперь можно спокойно смотреть в глаза советским людям и не стыдиться того, что ты бегаешь на коньках!

Оставался чемпионат Европы. А ведь у нас, конькобежцев, эти соревнования равны по своему значению с первенством мира, ведь ни на одном континенте кроме Европы нет сильных многоборцев!

Из Осло мы вылетели в Хельсинки. Теперь в нашей команде царило настроение приподнятости. Охотно делались прогнозы:

— Чемпионом станет или Гончаренко или Меркулов. Больше некому.

— Мне бы не проиграть Гришину на пятисотке больше секунды — и буду первым, — мечтательно говорил Меркулов.

— Та, чего гадать? — улыбался Гончаренко. — Выйдем на лед — и все станет на свои места.

— Вы говорите так, словно нет Бори Шилкова. А он может стрельнуть в Финляндии! — сказал я.

— Конечно, может! — добродушно согласились все.

Потом, когда зашел разговор о спринтерах, Роберт Меркулов, совершенно забыв, что рядом сидит Юра Михайлов, сижу я, шепнул:

— Да, что эти спринтеры? Я их и за конькобежцев- то не считаю!

Все рассмеялись. Роберт увидел нас, обнял и говорит:

— Я не имел в виду присутствующих!

Почти все свободное время в Хельсинки мне пришлось проводить в клинике, где обещали за десять дней привести в порядок ногу.

... И вот позади были три дистанции. Первое место на пятисотке, затем уверенное выступление на пятерке — спокойное, гарантирующее успех в многоборье; серебряная медаль на полуторке — и проиграл-то всего 0,1! А в итоге — первое место после трех дистанций. Никто не удивился этому первому месту. Так ведь было уже и в Саппоро и в Осло! Но все поразились другому: у меня был колоссальный запас очков, и теперь на десятикилометровой дистанции я мог проигрывать лидерам до 40 секунд!

Соревнования па десятикилометровой дистанции сложились драматически. Олег Гончаренко неожиданно проиграл в паре Кнуту Юханнесену 350 метров, что отбросило его на пятое место. Неудачно выступил и Шилков. В лидеры вышли норвежец Юханнесен и швед Эрикссон. Казалось, что изменить уже ничего нельзя. После триумфа в Осло полное поражение в Хельсинки.

Итак, перед моим стартом в советской команде было неспокойно.

— Вся надежда на тебя! — сказал Кудрявцев. — Запас перед Юханнесеном в 42 секунды. Это много... Но ведь погода испортилась, капель... Лед развезло. Вытерпишь?

— Не знаю!

— Надо, Женя, надо! — Олег Гончаренко одобряюще улыбнулся. — На тебя смотрит вся Европа.

Мысленно я был уже на дорожке. Представлял свои страдания. Если стайеру тяжело приходится после семнадцатого круга, то спринтер начинает мучиться уже на четвертом. Спринтер не может долго бороться с усталостью. А стайер — терпит! Это ему привычно. Я часто спрашивал стайеров:

— Что вы чувствуете во время забега?

— В конце ноги немного болят, а так — мотор здоровый, крути, пока хватит настырности.

...Да, ситуация не из приятных. Все заботы очень сильной команды свелись к одному — пусть выручает спринтер!

— Ты всегда все терял на пятерке, никогда выше 25-го места не поднимался, — сказал Кудрявцев, листая свой «талмуд». — Десятка тебе давалась легко — ты бывал и одиннадцатым. На пятерке ты проигрывал все — наедался до предела, хотел, видимо, много вложить, но тебя не хватало. Десятку ты бежал разумно, понимая, что она — не скоростная дистанция. Так что у нас есть основания для оптимизма. Терпи!

...Стартую в последнем забеге. Погода испортилась. Вокруг катка вода.

— Не скучно бежать одному? — шутит Гончаренко.

Наши ребята расположились по всему кругу, смотрят на секундомеры.

На каждом круге я проигрывал Юханнесену по 2 секунды.

Умножил на двадцать пять кругов — многовато! Ведь можно уступить лишь сорок две... А где взять силы? Их нет. Значит, проигрыш? Поражение не только твое личное, но и команды?

Прибавил скорость. Вот уже совсем не могу бежать. Неожиданно из сотен голосов выбрал один — Толика Титова из Ленинграда:

— Нельзя отключаться! Ты подумай, как потом будешь отдыхать!

«Уступить Юханнесену — не позор! Что я теряю? Выступлю в следующий раз! И серебро — благородный металл!» Если бы я допустил эти мысли, расплата была бы мгновенной — проигрыш.

Но я заставил себя работать и думать на полную мощность:

— Сколько? — спросил я у тренера.

— Плюс две! — ответил Кудрявцев.

Остался последний круг. Значит, надо прибавить чуть-чуть. Последнее усилие. Если сердце разорвется, пусть разорвется! Докачусь!

Профинишировал, как Юханнесен.

Когда чемпион мира прошлых лет финн Паркинен увенчал меня лавровым венком, я подумал о маме: «Если каждый неудачный старт отнимает у тебя год жизни, пусть каждая победа вернет пять лет. Не могу я без спорта. Без быстрых коньков! Как ты будешь рада сегодня, мама!»

Дни рождения - апрель

  • 02.04.1972 Наталья Полозкова - Чемпионка СССР среди юниоров 1988-1990 в многоборье
  • 02.04.1956 Дмитрий Оглоблин - Чемпион СССР 1980 на 10000 м.
  • 03.04.1950 Вера Краснова - Чемпионка СССР 1976, 1977 в спринте
  • 03.04.1933 Владимир Шилыковский - Чемпион СССР 1958 на 10000 м.
  • 05.04.1966 Дмитрий Сыромолотов - Чемпион СССР среди юниоров 1984 в многоборье
  • 06.04.1892 Никита Найденов - Чемпион России 1913 в многоборье, чемпион РСФСР 1921 в многоборье
  • 06.04.1925 Зинаида Кротова - Чемпионка СССР 1950 в многоборье
  • 08.04.1940 Ирина Егорова - Чемпионка СССР 1963 на 500 м.
  • 13.04.1952 Сергей Марчук - Чемпион Европы 1978, Чемпион СССР 1977, 1978, 1979
  • 13.04.1963 Андрей Бахвалов - Чемпион СССР 1991 на 1000 м.
  • 14.04.1982 Екатерина Абрамова - Чемпионка России 2000 среди юниоров
  • 18.04.1972 Сергей Савельев - Чемпион России 1997, 1998 в спринте
  • 19.04.1942 Ласма Каунисте - Чемпионка мира 1969 в многоборье, чемпионка СССР 1968 на 1500 м.
  • 19.04.1919 Игорь Ипполитов - Чемпион СССР 1943 на 3000 м., чемпион СССР 1943 на 5000 м.
  • 20.04.1959 Евгений Солунский - Чемпион СССР 1981 в многоборье, Чемпион СССР 1977 среди юниоров, Чемпион СССР 1979 среди молодежи
  • 20.04.1994 Павел Кулижников - Чемпион Мира в спринтерском многоборье 2015, 2016, 3-х кратный чемпион мира на дистанциях 500 и 1000 м 2015, 2016, обладатель кубка мира в общем зачете 2015, чемпион России в спринтерском многоборье 2014
  • 22.04.1962 Наталья Артамонова (Курова) - Чемпионка СССР 1986 в многоборье, чемпионка СССР 1983, 1986 в спринте
  • 22.04.1941 Борис Гуляев - Чемпион СССР 1966, 1969, 1970 на 500 м.
  • 25.04.1970 Александр Железнов - Чемпион СССР среди юниоров 1988 в многоборье
  • 28.04.1949 Владимир Иванов - Чемипион СССР 1972, 1973 в многоборье
  • 28.04.1948 Виктор Варламов - Чемпион СССР 1974, 1975 на 10000 м.
  • 30.04.1963 Наталья Шиве (Глебова) - Чемпионка СССР 1983 в многоборье, чемпионка СССР 1984 в спринте

Результаты
соревнований