1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Конькобежцы России и СССР. Эдуард Матусевич

12.08.2014 08:30

Конькобежец Эдуард Матусевич -   чемпион  ЕвропыБыло время, когда газеты о нем писали: «Внешне спокойный, даже флегматичный, минчанин чрезвычайно впечатлителен. Он хорошо закалил тело, но до последнего времени не мог закалить характер. Выигрывал малозначительные старты — проигрывал ответственные. У одних чувство значимости поединка вызывает прилив энергии. А его это чувство облекало в ледяной панцирь напряжения». А многие говорили еще более откровенно — у этого могучего на вид атлета нет воли.

Тогда действительно трудно было угадать в мягком, застенчивом, деликатном и скромном парне напористого бойца. И дело было совсем не в отсутствии характера. Значительно сложнее.

Когда Эдуард Матусевич вошел в сборную страны по конькобежному спорту, он был уже разносторонним спортсменом: имел первый разряд по гимнастике, был членом сборной республики по баскетболу, имел незаурядные данные как легкоатлет.

И был мастером спорта по конькам. Все это не приходит само собой.

Он объездил всю страну. Кочевая жизнь спортсмена и календарь соревнований приводил его и в современные тренировочные базы столицы и захудалые провинциальные гостиницы, как-то раз готовится к очередному старту ему пришлось, меняя квартиры в Новокузнецке

Тем не менее число его побед на всесоюзном уровне множилось год от года

А в сборной все пришлось начинать сначала. Оказалось, что техника бега у Эдуарда никуда не годится. Один довольно известный в те годы тренер, глядя на его бег, предложил коллегам пари, что из этого парня ничего не выйдет. А парень мечтал только об одном: попасть в группу Константина Кудрявцева. Но когда мечта его осуществилась, это не принесло облегчения. Конькобежная «мелодия», которую выводил на дорожке минчанин, оскорбляла тонкий слух его учителя, была фальшива и груба, как звучание давно и безнадежно расстроенного рояля. И началась «настройка». Выяснилось, что Матусевич, с его могучими и длинными ногами, бежал непростительно коротким шагом. И Кудрявцев дал ему упражнения, которые другим членам сборной показались чуть ли не школьными. Эдик же всегда хорошо учился в школе, и в институте тоже. Отлично учился он и у Кудрявцева. Все его задания выполнял с муравьиной добросовестностью. Он был так увлечен, так верил в тренера, что прощал ему и сухость, и суровость, и постоянную неудовлетворенность учеником, и нередкие случаи ущемления самолюбия. Хотя порой и проявлял некоторое упрямство, не подчиняясь волевым решениям тренера. Однако свою строптивость Матусевич показывал редко, знал: людей с легким характером не так уж много. Талантливых же тренеров еще меньше. И если посчастливилось попасть к одному из этих немногих, надо уметь прощать его слабости и учиться, учиться.

После первой победы Матусевича на чемпионате страны экс-чемпион мира Виктор Косичкин сказал: «Назвали бы первенство СССР чемпионатом мира, и Эдика видно бы не было. От одного упоминания коленки бы задрожали».

Жестокие слова имели под собой основание. Но не в плохой морально-волевой подготовке было дело, а в том, что не готов он был еще удерживать высокую спортивную форму такой силы, какой требуют постоянные победы, на долгом отрезке времени. Потому и чередовались взлеты и падения с неумолимостью судьбы. А сильных соперников он всегда любил. Любил, а не боялся. И могучий норвежец Пер-Ивар Му, долгие годы бывший его постоянным оппонентом на большинстве международных соревнований, ему потому и нравился, что с ним всегда борьба шла за сотые доли. Победить сильного — вот смысл победы.

И судьба европейского первенства 1965 года, которое проводилось в Гетеборге решалась именно в их поединке. Самыми захватывающими были забеги, где соперники бежали вместе. На пятерке Му предложил со старта очень высокий темп и убежал сразу метров на тридцать. Но к середине дистанции Матусевич, наращивая темп, достал норвежца и к финишу «привез» ему почти двадцать метров. На полуторке, они поменялись местами, однако по сумме трех дистанций у Эдуарда был хороший запас, и 10000 метров он бежал уже очень спокойно. И впервые стал чемпионом континента.

Когда болельщики узнали о победе Матусевича, они лишь получили подтверждение — радостное подтверждение — итогам своей болелыцицкой бухгалтерии, из которой уже очень давно выходило что сильнее минчанина нет никого в современных коньках. И только сам конькобежец знал, как трудно выигрывать вопреки своему характеру.

Дальнейшие выступления подтвердили лидерские позиции Матусевича в сборной Советского Союза. В 1967 году на европейском чемпионате в Лахти он становится бронзовым призером в многоборье и завоевывает две серебряные медали на дистанциях 500 и 1500 метров. В 1968 году на знаменитом Бишлете он выигрывает серебро в многоборье и золото на полуторке.

Выступления на зимних олимпийских играх получались у белорусского конькобежцами не столь успешными: на своей «коронной» дистанции 1500 метров в 1964 году в Инсбруке он занял 6-е место, а в 1968 г. в Гренобле 8-е место.

Результаты
соревнований