1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Конькобежцы России и СССР. Николай Гуляев

Конькобежец Николай Гуляев - олимпийский чемпион 1988Он ворвался в высший конькобежный свет ошеломляюще дерзко и стремительно. За два сезона Николай Гуляев выиграл все высшие титулы, существующие в спорте. Такого история коньков еще не знала. В сезоне-87, когда ему еще и двадцати одного года не исполнилось, стал чемпионом Европы и мира в классическом многоборье, а год спустя выиграл золотую олимпийскую медаль в Калгари на дистанции 1000 метров.

Но главная победа Николая Гуляева в другом — он выдержал все жестокие испытания и славой, и неверием, и шел к своей цели прямо, не по извилинам — открыто и естественно, будто спешил утолить жажду своего мятежного характера.

***

...Туман был густой и плотный. Он спустился на дорогу неожиданно, распластался в сумерках по обочине. Мощные фары «Вольво» едва выхватывали из тумана заградительные столбики вдоль шоссе Леуверден — Херенвен. Но ван дер Дюйм не погасил скорость. Стрелка спидометра нервно пульсировала у отметки 150 километров в час.

Ван дер Дюйм спешил. Спешил в родной Херенвен, чтобы увидеть первые забеги чемпионата мира на катке «Тиалф».

На синем щите смутно мелькнул знакомый указатель: «Херенвен, центрум», и он знал, что сейчас будет последний поворот перед въездом в город, а потом крутой спуск. «Вольво» уже почти миновал поворот, как вдруг колеса понесло юзом по скользкому, как мыло, асфальту. Тяжелую машину бросило к обочине, и последнее, что сумел увидеть ван дер Дюйм, был громадный плакат на телеграфном столбе: «Спешите на каток «Тиалф»!»

В то время когда двукратный чемпион мира Хильберт ван дер Дюйм боролся за жизнь в отделении реанимации херенвенского госпиталя, на переполненном и ликующем «Тиалфе» чествовали нового чемпиона мира. Сани несли вдоль трибун человека с лавровым венком на шее, а зрители, приподнявшись на цыпочках, скандировали: «Гу- ля-ев! Гу-ля-ев!»

Мир приветствовал нового конькобежного «короля» — юного москвича Николая Гуляева.

Да, мужские коньки еще не видели такого стремительного шага из безвестности к всеобщему признанию. «Еще вчера мы его не знали в лицо, — писала в те февральские дни одна из голландских газет. — Сегодня же трудно представить себе чемпиона более достойного и симпатичного, чем Гуляев».

Поздно вечером, в уютном придорожном ресторанчике близ Херенвена был устроен большой и шумный прием в честь призеров чемпионата — сверкали канделябры, шуршали длинные платья, официанты во фраках лавировали между столиками. Слово дали новому чемпиону. Он поднялся на сцену — ослепительно белокурый, статный, улыбчивый. Подошел к микрофону.

— Первым делом я хотел бы передать этот вымпел с автографами советской команде ван дер Дюйму — спортсмену, который многие годы был примером для всех нас. Его подстерегла беда, и мы желаем Хильберту выздоровления и передаем сердечный привет.

И Гуляев поднял над головой алый вымпел. Накануне он написал на нем по-английски: «Желаем видеть тебя в хорошем состоянии и снова на коньках».

В дни сладкого триумфа не каждому дано вспомнить своего неудачливого конкурента...

А потом приехал оркестр. Сыграли для призеров несколько композиций. Дирижер спросил: «Что еще желаете услышать?» Олег Божьев, теперь уже экс-чемпион мира, ответил: «Нам бы гитару». Дали Божьему гитару. Гуляев сел за ударник. И около часа зал слушал русские мелодии, слушал импровизации двух необычных солистов (запись этого удивительного концерта сохранилась, – его можно увидеть на сайте голландской телекомпании НОС http://nos.nl/video/326586-goeljajev-en-bozjev-rocksterren-in-thialf.html)

Николай Гуляев так же естествен и в жизни — этот белокурый парень, с которого впору писать портрет былинных русских богатырей. Его переполняют доброта и щедрость. Его сердце открыто всем. «Последнюю рубашку отдаст, не задумается», — говорил старший тренер сборной СССР Борис Васильковский.

В 1982 году на первом в своей жизни крупном турнире— чемпионате страны среди юношей в Горьком — за десять минут до старта в раздевалку вбежал первый наставник Гуляева Юрий Осадкин. И ужаснулся: сидит Николай на скамеечке босой, в трико и майке, вид растерянный.

— Что случилось? Почему не одет?! — воскликнул Осадкин.

— Извините, Юрий Николаевич, у Сережи Лучкина из Уфы комбинезона своего нет. А ему позарез бежать нужно. Ну я свой и отдал.

По характеру он игрок, импровизатор. Таков на льду: многие ходят на каток липа для того, чтобы посмотреть раскованный, парящий бег Гуляева. Таков и в жизни.

Приехал однажды на тренировку без роликовых коньков — забыл дома. Васильковский возмущался, а он: «Не волнуйтесь, достану!» И достал-таки ролики 41-го размера, а у него — 44-й. Обрезал носки ботинок, явился на тренировку — катается, весело насвистывает.

На южном сборе команда тренировалась в шоссейных гонках. У всех велосипеды гоночные, никелем блестят, на таких только лучшие шоссейники гоняются, а для Гуляева подходящего велосипеда не оказалось — ему машина особая, тяжелая нужна. Тренеры говорят:

— Садись в техничку, поедем за гонкой. Словом, отдыхай. — А тот только усмехается:

— Как это — отдыхай! У меня своя машина есть.

Тащит дамский велосипед (и где только раздобыл — на таких барышни в парках катаются), говорит: «Чем не машина? Я и на такой погоняюсь». И сто километров мелькала его дамская игрушка среди сверкающих на солнце никелированных машин. И за все сто километров ни разу не остановился, от гонки не отстал.

Кое-кто его упрекает: «Это ведь спорт, а не игра!» А он искренне удивляется: «А разве спорт не игра!»

Кто же он — достойный и симпатичный чемпион? Как и когда взошла на конькобежный небосклон его счастливая звезда?

Алексей Иванович Гуляев, инженер-строитель по профессии, слыл в Вологде конькобежцем умелым и самобытным. Мастер спорта, чемпион «Труда», чемпион Северо-Западной зоны России, был человеком упорным, отчаянным.

Когда соревнования проходили в Вологде, Гуляев брал на стадион сына. Гуляев-младший ждал таких дней с нетерпением, как больших праздников, и словно верный оруженосец носил в большой сумке коньки и спортивный костюм отца. На стадионе ему разрешали подходить к самой бровке, и оттуда он с восторгом смотрел, как отец мощно резал диковинными «балангрудами» бугристый, шершавый лед, как неизменно приходил к финишу первым. Глядя восхищенно на лед, Николай и предположить не мог, что когда-то пойдет дальше отца, что с этого же бугристого льда, с этого маленького стадиончика шагнет на лучшие катки мира, принесет славу и себе, и своей Вологде.

Выбор Гуляева-младшего предопределило не только увлечение отца. Заядлой спортсменкой была и мать Маргарита Константиновна, техник-химик на заводе. Вся семья покатывалась от хохота, когда она рассказывала историю из времен своей юности:

— Проводились у нас как-то заводские соревнования по лыжам среди бригад. Я в своей бригаде — главное действующее лицо, лидер, как сейчас говорят. А меня мать, бабка Николая, ни в какую не пускает: стыдно, мол, говорит, с парнями бегать. Я вроде соглашаюсь, а сама тайком шаровары под юбку натягиваю, бегу на старт и лечу три километра с сумасшедшей скоростью, чтобы домой быстрее вернуться. И только на следующий день узнаю, что какой-то фантастический рекорд установила и меня судьи до позднего вечера разыскивали, чтобы вручить приз.

Повезло ему не только с родителями, но и с тренерами. И с первым вологодским тренером Юрием Осадкиным — молодым выпускником Смоленского инфизкульта, который давал ему первые уроки на льду и с которым они (разница в годах была невелика) порой спорили до хрипоты и о методике, и о тактике бега. А главное о том, как здесь, в неконькобежной Вологде, вдали от признанных центров, бросить вызов мировым лидерам. Мечты были дерзкие, но оба они, учитель и ученик, верили в них самозабвенно, так же самозабвенно работали на льду.

Повезло и с преподавателями института физкультуры в Москве, куда он поступил после школы, — Виктором Чурсиным и Анатолией Безденежных. Это они, когда у Гуляева еще и настоящих беговых коньков не было, пошли в спорткомитет и доказывали там, убеждали, что Гуляев может стать выдающимся конькобежцем и специальные коньки ему нужны позарез, и внимание. Доказали-таки, убедили, и именно тогда имя Николая Гуляева впервые появилось в списках скороходов, которые проходили под банальным кодовым названием «перспективные».

Повезло и с тренером сборной «Буревестника» Людмилой Перель — тренером тактичным, тонким, через руки которой прошло немало знаменитых чемпионов. В студенческой группе он был самым младшим и самым еще неумелым скороходом, и Перель была к нему особенно внимательна, бережно опекала.

Главная же для него встреча состоялась летом 1984 года. Встреча с Борисом Васильковским.

Как-то к Васильковскому подошел Владимир Иванович Мацнев, его бывший учитель, один из знаменитой гвардии «стариков». Как бы вскользь заметил:

— Тут один парень появился — из Вологды. Чудо-паренек. Присмотрись к нему. Фамилия — Гуляев.

Васильковский взглянул в протокол забегов. На дистанции 5000 метров у Гуляева был результат 7.08,50. Результат средненький. Многие той весной бегали быстрее. Но Мацнева обижать не хотел. Пообещал за новичком присмотреть. Включил кандидатом в сборную. По весне, как правило, кандидатов набиралось немало, к осени многие отсеивались, не выдерживали отбора. Словом, Васильковский решил подождать до осени.

Летом команда собралась на первый сбор. Летели на юг, в Сочи. Встреча была назначена в московском аэропорту Внуково. Там к Васильковскому подошел высокий, белокурый парень, представился: «Гуляев, прибыл на сбор. Какие будут распоряжения?» Васильковский едва сдержал улыбку — уж очень официальный тон был у новичка. Сказал: «Задание такое: иди к ребятам, знакомься».

Сборная в ту пору была хоть и молода, но знаменита. Известность к ней пришла за одну последнюю зиму. Игорь Малков носил титул олимпийского чемпиона, Олег Божьев — чемпиона мира, Виктор Шашерин — мирового рекордсмена. Из «стариков», которым, впрочем, не было и двадцати пяти, оставались только Дмитрий Бочкарев, вице-чемпион мира, и Сергей Березин, победитель мировых и европейских первенств в марафоне. Кроме титула у каждого был свой нрав.

Но Гуляев вписался в эту пеструю компанию так легко и непринужденно, будто был знаком с ней всю жизнь. При этом в общении не подстраивался ни под чей характер, всегда оставался самим собой. И эта естественность подкупала. Новичку помогали чем могли, радовались его успехам, утешали в минуты неудач.

Особенно близко сошелся с Олегом Божьевым, чемпионом мира 1984 года. Вместе тренировались, вместе проводили свободное время. Однажды Божьев, который в общем- то громких слов не жалует, вдруг сказал новому другу: «Через год будешь чемпионом». «Чемпионом чего?» — удивился Гуляев. «Как чего? Мира, конечно», — уточнил Божьев.

— В ритм, в жизнь сборной он вошел удивительно быстро, — вспоминает Васильковский. — На вид он не представлял собой ничего особенного. Высок — 192 сантиметра, но очень уж слаб был, на коньках стоял неуверенно, вот-вот ветром сдует. Но характером своим обезоружил сразу. В работе он человек железный, все делал от и до, во всем любил порядок. И все же с самого начала я понял, что к нему надо относиться бережно. Ему нельзя было просто заложить программу — делай, мол, то-то и то-то. К нему нужно было всегда прислушиваться, ибо он мог объективно оценивать свои возможности, свои настроения. Если говорил, я могу это сделать или я не могу это сделать, ему следовало верить, и я верил ему. В спорте вообще нельзя механически планировать. В спорте, как и в любом творческом деле, нужен индивидуальный подход. Гуляев — очень индивидуален по характеру. Если бы мы, тренеры, не поняли этого, он мог бы просто не выразить себя, потеряться.

У него было много шансов потеряться в жизни. Чего стоит одно «дело Гуляева», о котором весь предолимпийский январь шумела западная пресса, и которое до сих пор упоминается в обзорах о случаях применения допинга в конькобежном спорте.

Суть этого дела такова - во время тренировочного сбора в Инсбруке Николай Гуляев попросил своего норвежского коллегу Бьерна Нюланда, чтобы он передал пакет своему соотечественнику Стейну Олаву Кросби. Нюланд посчитал это подозрительным и вместе с тренером вскрыл пакет, в котором они обнаружили несколько таблеток с советской маркировкой. Дальнейшее расследование показало, что это были анаболические стероиды, которыми Гуляев регулярно снабжал Кросби в обмен на доллары. Союз конькобежцев Норвегии требовал сурового наказания для Николая Гуляева, но ISU карал только спортсменов употребляющих допинг, но факт употребления допинга самим Гуляевым доказан не был. И через месяц после международного скандала советский конькобежец благополучно прибыл на Зимние олимпийские игры в Калгари, чтобы бороться за медали.

Но оказавшись уже в Калгари перед перекрестными настораживающими взглядами, упал, врезался в поролоновые маты на первой дистанции олимпийского турнира — 500 метров. Судьба не только баловала его — была и жестокой, испытывая и славой, и подножкой. Но он не потерял себя, шел к цели и все же переломил себя и свою судьбу — выиграл с уверенностью «не свою» спринтерскую дистанцию 1000 метров. Этому, кажется, никто не удивился — так прочна была вера в его успех и у публики, и у тренеров, и у соперников.

Константин Кудрявцев как-то сказал о нем:

— Он настолько естествен, настолько наполнен какой-то удивительной решимостью, что таким людям не верить просто нельзя.

Более емкую и точную характеристику придумать трудно.

Он и часу не бывает один — не может находиться в вакууме. В межсезонье, в пору короткого отпуска, многие сверстники прячутся от постоянных глаз, стараются остаться один на один со своими мыслями. Он же ищет встреч, общения. В Москве спешит в Большой на «Лебединое озеро», или в «Сатиру» на «Ревизора», или долгими вечерами просиживает с Васильковским, или едет в Вологду — к матери, старшей сестре, к старым школьным друзьям, и тогда дом наполняется людьми. Мать готовит фирменное блюдо — тушеное мясо по-вологодски или торт «наполеон», а Николай помогает ей, включает электрический котел отопления, стоит, надев фартук, у плиты и умело сервирует стол, а потом бежит к друзьям, на футбол, в кино или в дискотеку.

Болезненно переживает, что у нынешних вологодских мальчишек уже нет такого интереса к конькам, какой был у него и его друзей, и мечтает восстановить конькобежную славу Вологды, устроить турнир звезд на местном катке — уже подбил Божьева и Бочкарева приехать туда с показательными выступлениями и уверен, что трибуны, как когда-то, будут ломиться от зрителей и в конькобежную школу Юрия Осадкина вновь повалят мальчишки.

Он умеет фантазировать, умеет сопереживать чужому горю, радоваться чужому счастью. Когда остается один на один с книгой, то не просто читает — общается с ее героями, как бы живет в ними. За несколько дней проглотил знаменитую трилогию Теодора Драйзера и все эти дни страдал, радовался, боролся вместе с ее героями.

И люди его влекут контактные, легкие на подъем, иронические (его определение), поэтому и в театре и в кино предпочитает таких актеров, как Евгений Леонов, Олег Табаков, Олег Янковский, в литературе — героев Михаила Булгакова, в спорте — партнера по сборной Игоря Железовского, который неуловимо похож на Гуляева и внешне и, главное, внутренне — так же легок в общении, так же открыт.

Он не может жить без зрителей, без трибун. Думаем, вряд ли бы стал олимпийским чемпионом или мировым рекордсменом на пустом стадионе. Он не может играть для самого себя — щедро делится своим талантом с трибунами, а те, чувствуя это, тоже платят ему своей признательностью. Стоит ему только появиться на каком-либо катке мира, и трибуны уже шелестят аплодисментами, на лед уже летят цветы и из-за бортиков тянутся открытки за автографами. Когда в январе 1988 года он не приехал на чемпионат Европы в Гаагу (готовился к зимней олимпиаде в Калгари дома), едва ли не треть билетов были возвращены в кассы катка «Аутхоф» — публика не мыслила себе этот чемпионат без Гуляева.

В чем же феномен Николая Гуляева? Быть может, в его внешнем обаянии? А может, в его блестящих рекордах и победах? Или в его страстном желании бороться яростно, до конца? Или в его общительности, благородстве?

Но если все это объединить одним словом, то главное, чем подкупает, чем притягивает к себе этот человек, — его естественность. Он все делает естественно — бегает, бьет рекорды, улыбается, играет, общается с людьми. Он естественно живет.

...После чемпионата мира-87 он возвращался из Голландии рейсом Аэрофлота Амстердам — Москва. Его сразу же узнали в самолете, потянулись за автографами. Когда рейс подходил к концу, пилот объявил, что в Шереметьеве Гуляева встречает много народа — знакомые, журналисты, фотокорреспонденты. И в самом деле, в здании аэропорта он попал в окружение шумной толпы. Были цветы, рукопожатия, кузнечиками стрекотали фото- и кинокамеры. И вдруг в стороне он увидел до боли знакомую фигуру Евгения Кожевникова, старого вологодского друга детства. Извинился перед журналистами, которые приготовились к интервью, сказал, что отлучится на минутку. Подбежал к Кожевникову. Обнялись.

— Слушай, Николай, не знаю, как быть — сказал Кожевников. — Я взял билеты на Вологду. Поезд отходит через два часа с Ярославского вокзала. Нужно немедленно садиться в автобус.

Гуляев шагнул к журналистам, поднял руку.

— Извините, но я должен ехать на вокзал. Интервью готов дать всем, кто пожелает ехать со мной.

Журналисты, не сговариваясь, двинулись к выходу с Гуляевым. Шофер автобуса, который должен был ехать в сторону Лужников, согласился изменить маршрут. Гуляев сел на место гида, взял в руки микрофон и весь путь до вокзала рассказывал журналистам о рекордах «Тиалфа», о себе, о своих друзьях.

Он и на этот раз остался самим собой.

Дни рождения - апрель

  • 02.04.1972 Наталья Полозкова - Чемпионка СССР среди юниоров 1988-1990 в многоборье
  • 02.04.1956 Дмитрий Оглоблин - Чемпион СССР 1980 на 10000 м.
  • 03.04.1950 Вера Краснова - Чемпионка СССР 1976, 1977 в спринте
  • 03.04.1933 Владимир Шилыковский - Чемпион СССР 1958 на 10000 м.
  • 05.04.1966 Дмитрий Сыромолотов - Чемпион СССР среди юниоров 1984 в многоборье
  • 06.04.1892 Никита Найденов - Чемпион России 1913 в многоборье, чемпион РСФСР 1921 в многоборье
  • 06.04.1925 Зинаида Кротова - Чемпионка СССР 1950 в многоборье
  • 08.04.1940 Ирина Егорова - Чемпионка СССР 1963 на 500 м.
  • 13.04.1952 Сергей Марчук - Чемпион Европы 1978, Чемпион СССР 1977, 1978, 1979
  • 13.04.1963 Андрей Бахвалов - Чемпион СССР 1991 на 1000 м.
  • 14.04.1982 Екатерина Абрамова - Чемпионка России 2000 среди юниоров
  • 18.04.1972 Сергей Савельев - Чемпион России 1997, 1998 в спринте
  • 19.04.1942 Ласма Каунисте - Чемпионка мира 1969 в многоборье, чемпионка СССР 1968 на 1500 м.
  • 19.04.1919 Игорь Ипполитов - Чемпион СССР 1943 на 3000 м., чемпион СССР 1943 на 5000 м.
  • 20.04.1959 Евгений Солунский - Чемпион СССР 1981 в многоборье, Чемпион СССР 1977 среди юниоров, Чемпион СССР 1979 среди молодежи
  • 20.04.1994 Павел Кулижников - Чемпион Мира в спринтерском многоборье 2015, 2016, 3-х кратный чемпион мира на дистанциях 500 и 1000 м 2015, 2016, обладатель кубка мира в общем зачете 2015, чемпион России в спринтерском многоборье 2014
  • 22.04.1962 Наталья Артамонова (Курова) - Чемпионка СССР 1986 в многоборье, чемпионка СССР 1983, 1986 в спринте
  • 22.04.1941 Борис Гуляев - Чемпион СССР 1966, 1969, 1970 на 500 м.
  • 25.04.1970 Александр Железнов - Чемпион СССР среди юниоров 1988 в многоборье
  • 28.04.1949 Владимир Иванов - Чемипион СССР 1972, 1973 в многоборье
  • 28.04.1948 Виктор Варламов - Чемпион СССР 1974, 1975 на 10000 м.
  • 30.04.1963 Наталья Шиве (Глебова) - Чемпионка СССР 1983 в многоборье, чемпионка СССР 1984 в спринте

Результаты
соревнований