1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Конькобежцы России и СССР. Олег Божьев

Поздним воскресным вечером 18 февраля 1962 года стотысячный лужниковский овал зажженными факелами и надтреснутым от мороза многоголосьем приветствовал чемпиона мира по конькам — москвича Виктора Косичкина. Новый «конькобежный король» счастливо улыбался, охотно позировал фотографам, остроумно отвечал на многочисленные вопросы. Он стал четвертым из советских скороходов, кому удалось покорить заветную вершину. До Косичкина лавровыми венками победителей были увенчаны Олег Гончаренко, Борис Шилков и Борис Стенин. Они тоже были в тот день на стадионе и вместе со всеми радовались победе наследника. Но никому и в голову не могло прийти тогда, что нового, пятого, советского чемпиона мира придется ждать долгих 22 года.

События на конькобежном «троне» в эти два десятилетия менялись в такой последовательности. Вначале на короткое время короной завладел швед Йонни Нильссон, затем на первые роли выдвинулись норвежцы, следом пальма первенства перешла к голландцам Арду Схенку и Кеесу Феркерку, наконец, утвердился на несколько лет безоговорочным лидером Эрик Хайден из США. Потом вновь, словно по спирали, в верхних строчках протоколов замелькали имена норвежцев, шведов, голландцев, изредка, да и то на отдельных дистанциях, напоминали о своих претензиях на медали советские конькобежцы. Но о победе в многоборье кого-то из наших мастеров если и заговаривали, то как-то неуверенно, вполголоса. А попытки, пока безуспешные, достигнуть вершины предпринимались не одним поколением скороходов. И каждый раз в начале очередного сезона тренеры с оптимизмом заявляли, что на сей раз очередной лидер нашей команды обязательно поспорит с сильнейшими зарубежными конькобежцами. Но наступал час главных испытаний — и недавняя «надежда», увы, оказывалась на вторых ролях, уступив ведущие партии скандинавским мастерам.

В начале олимпийского сезона 1983/84 г. блеснул быстрыми секундами на искусственной дорожке свердловского комбината «Юность» 22-летний воспитанник спортивного клуба «Москвич» Олег Божьев. Опять заговорили было о его незаурядных возможностях многоборца. Оставалось только утвердиться в этой роли. Но... Травма колена чуть было не перечеркнула все его планы. Даже мыслишка подленькая то и дело появлялась: а не «завязать» ли вообще со спортом? И все же он вышел на дорожку — очень помог Олегу в тот момент массажист Владимир Першин. Только начал восстанавливать форму — болезнь. Прямо напасть какая-то! Оправился, начал тренироваться с удесятеренной энергией. И опять неудача — на первом же отборочном к Олимпиаде старте падение. Тренеры сборной, разумеется, не включили Божьева в команду на чемпионат континента, который проходил до Игр в Сараево. Надежды поехать в Югославию таяли с каждым днем. Оставался один- единственный шанс: Олегу надо было во что бы то ни стало выиграть — и только выиграть! — хотя бы одну дистанцию на чемпионате страны.

Он выдержал испытание. Впервые в истории чемпионатов Советского Союза один спортсмен вошел в число призеров на трех дистанциях: на «полуторке» вышел победителем, показал второе время на 5000 м и третье — в марафоне, да еще оказался четвертым на 1000 м. Это говорило о незаурядных способностях Божьева-многоборца, хотя в столь уверенное выступление москвича мало кто верил. И все же даже после блистательной заявки на московском льду на него особо не надеялись в Сараево. В число призеров, считали специалисты, он еще может пробиться, а выиграть какую-либо из дистанций вряд ли удастся. Так и произошло. Олег завоевал на «Зетре» бронзовую медаль на 1500 м и был пятым на пятикилометровой дистанции. Для дебюта совсем неплохо. Но сам Божьев вернулся из Сараева не в духе. На вопросы отвечал сдержанно: «Выступил удовлетворительно. Мог бы и лучше. Посмотрим, что будет на чемпионате мира...» Последнюю фразу произносил, как загадку загадывал. Сам себе.

А через несколько дней сильнейших скороходов мира встречал знаменитый каток «Уллеви» в шведском городе Гетеборге, здесь 25 и 26 февраля 1984 г. проходило очередное, 78-е по счету, мировое первенство по скоростному бегу на коньках. Зрители, до отказа заполнившие трибуны, мечтали увидеть на верхней ступеньке пьедестала своего любимца Томаса Густафссона, одного из героев олимпийского Сараево. Знатоки называли в числе возможных фаворитов двукратного чемпиона Европы и неудачника Сараева голландца Хильберта ван дер Дюйма, норвежца Рольфа Фалк- Ларсена, который приехал в Гетеборг в ранге мирового чемпиона, мог составить конкуренцию в борьбе за первенство спортсмен из ГДР Андреас Эриг, а также олимпийский чемпион в марафоне Игорь Малков. Собственно, тренеры нашей команды делали ставку именно на него. А Божьев? Что ж, тот должен был поддержать своего товарища. Только и всего.

Правда, несколько иначе думал и сам Олег и ... еще Виктор Иванович Косичкин, который в день начала чемпионата мира праздновал свой 46-й день рождения. Так вот, Косичкин считал, что лучшим подарком для него была бы победа Божьева и что добиться ее Олегу вполне по силам.

Первая дистанция — 500 м. Время Божьева — 39,50. Он лучший из советских спортсменов, однако по окончании забегов на этой первой дистанции многоборья его фамилия занимала в протоколе только пятую строчку. Впереди же были те, кого и в самом деле прочили в чемпионы: ван дер Дюйм — 39,06, Фалк-Ларсен — 39,33 и Эриг— 39,49. Канадца Жака Тибо, показавшего в спринте второй результат 39,28, в расчет не брали. Из фаворитов подкачал только самый главный - Густафссон, неудачно даже для себя пробежавший первую дистанцию. Стало ясно, что из борьбы за первенство он выбыл.

...Ему было всего-то шесть месяцев, когда Москва чествовала Виктора Косичкина. И уж, конечно, ни Фелий Петрович Божьев, бригадир слесарей завода «Динамо», ни его жена Мария Ивановна, техник Московского метрополитена, и думать не думали, что через 22 года их Олежек также станет первым конькобежцем планеты. Мальчик рос болезненным, слабеньким, грипп сменялся ангиной, наконец, пришлось удалить аденоиды. Родители, сами большие поклонники спорта, понимали, что именно физические занятия — лучше лекарство от всех хворей. Они всей семьей устраивали лыжные вылазки, ходили на каток. И болезни отступили.

Олег уже не мыслил себя вне спорта и был горд, когда родители одобрили первый же его выбор: он записался в футбольную секцию при Дворце пионеров и школьников Люблинского района. Три года играл нападающим, был даже призером городских соревнований в составе своей команды. «Я не помню такого случая, чтобы он уходил с поля без забитого мяча, — вспоминает Фелий Петрович Божьев, — думаю, со временем мог бы стать классным футболистом». Но в команде сменился тренер, а новый наставник, как это часто бывает, не сумел найти ключи к сердцу юного спортсмена, к Олег перестал холить на тренировки. Потом он перебрал много видов спорта — легкую атлетику, гимнастику, наконец, решил остановиться на хоккее... Правда, в спортивную школу его не взяли — физически он был слабоват, да и ростом особым не выделялся. Зато во дворе равных Божьеву не было — он был самым быстрым хоккеистом в команде. Собственно, это в итоге и определило его окончательную спортивную привязанность.

А случилось вот что. Гена Тепляков, один из приятелей Олега, записался в секцию скоростного бега на коньках. И после нескольких месяцев занятий бросил Божьеву вызов, объявив вдруг, что теперь-то уж наверняка обгонит его на коньках. Всем двором ребята пошли на стадион. Гена бежал на «норвежках», а Олег — на хоккейных коньках. «Мне показалось, что мы финишировали вместе, — вспоминает тот эпизод чемпион, — но ребята утверждали, будто небольшое преимущество имел Гена. И с этого момента я загорелся желанием взять реванш. Попросил Гену, чтобы в следующий раз он взял меня с собой на тренировку. Так я познакомился со своим первым наставником — Валентиной Васильевной Смирновой». Новобранец ничем не выделялся среди своих сверстников. Разве что прекрасной координацией, да еще настырностью: ни в чем Божьев не хотел уступать ребятам, занимавшимся дольше, чем он, никогда не бросал начатого дела, всегда доводил его до конца.

Но в первый год занятий коньками он будет еще мечтать о футбольном мяче. Летом, попав в спортивный лагерь. Олег вставал раньше конькобежцев, чтобы успеть потренироваться с футболистами, надеясь, вероятно, что их наставник вдруг да скажет: «Ну что ж, Олег, возвращайся в футбол». Но эти слова так и не будут произнесены. Зато какой радостью наполнилось сердце пацана, когда ведомые им конькобежцы в конце смены обыграли в первенстве лагеря «чистых» футболистов!

...Вторая дистанция — 5000 м. Время Божьева — 7.22,48. По жребию Олегу пришлось открывать забеги в первой паре, да еще с ван дер Дюймом. То, что соперник был сильным, только подзадорило москвича. Он уступил опытному голландцу только на последних кругах. Проиграл немного — чуть меньше 2 сек. Но время это оказалось лишь девятым. Однако по сумме двух дистанций он после первого дня шел четвертым — 83,748 очка. Выше стоял ван дер Дюйм — 83,117, Фалк-Ларсен - 83,499 и Эриг — 83,621.

...Быстро пробежали лето и осень. Настало время первого льда. За год занятий в конькобежной секции Олег понял: теперь жить без коньков он не может.

Новый тренер Владимир Сергеевич Филиппов, которому талантливого паренька передала Смирнова, ужесточил тренировочный режим. Бывало, приходилось заниматься не по одному, а по нескольку раз в день. Но Олегу это нравилось. «Для него не существовало альтернативы — выполнить мое задание или нет, — говорит Филиппов. — Он всегда выполнял тренировочную программу, чего бы это ни стоило. Случалось, что Олег заканчивал занятия совершенно обессиленный, даже с прокусанными в кровь губами. Но не позволял себе никаких поблажек».

И все же результаты росли медленно. Более того, товарищ Олега по секции — Сергей Прибытков добился больших успехов. Божьев же почти всегда занимал места за своим приятелем, стал как бы его тенью. То же поначалу было и в сборной, куда двух друзей пригласили в 1981 г, Борису Михайловичу Васильковскому пришлось немало повозиться с новичком, исправляя его технические огрехи. После года занятий в главной команде страны прогресс Божьева был впечатляющим. Его даже взяли на чемпионат мира, однако в заявку не включили: посчитали, что парню не хватает опыта. А где же опыта этого набираться, если не в ответственных стартах? Олег полагал, что он вполне готов был выступить достойно, во всяком случае, не хуже, чем остальные участники команды.

Но, как знать, может быть, эта обида еще больше закалила характер будущего чемпиона. Теперь он усвоил четко, что только победа в главном старте дает сегодня возможность заявить о себе, опровергнуть неправильное мнение.

...Третья дистанция — 1500 м. Время Божьева — 1.59,62. Он стартовал в шестом забеге вместе с Эригом. Олег понимал всю важность именно этого старта. И не потому, что «полуторка» — своеобразный ключ к многоборью. Просто это «его» дистанция, «бронза» Сараева была тому доказательством, и уступать он не мог. Да и ориентир он себе взял четкий — рекорд катка, установленный еще в 1978 г. также во время мирового первенства конькобежцев американцем Хайденом. С первых же метров Олег легко убегает от соперника и мощно финиширует. Цель достигнута — рекорд катка побит! Никому из соискателей так и не удастся приблизиться к результату советскогоконькобежца, превзойти двухминутный барьер. Ситуация изменилась: Божьев вышел в лидеры по сумме трех дистанций — 123,621, опережая Эрига — 124,234, ван дер Дюйма — 124,283, Фалк-Ларсена — 124,319.

После награждения он прилег в раздевалке отдохнуть. Но мысли были только о предстоящем забеге. «Да, давненько никто из наших не побеждал на 1500 метров, да и лидером никто не был. Теперь осталось проехать 25 кругов. Не просто добежать до финиша, а сделать все, чтобы сохранить отрыв, придется выложиться, выложиться полностью»... Он знал, с каким нетерпением ждут вестей из Гетеборга дома, на Десятой улице Текстильщиков: пожалуй, только маленькому Димке пока не до чего — играет себе и играет. Ему всего полгодика. Да, именно столько, сколько было самому Олегу, когда победил Виктор Косичкин. Остальные же — мама с папой и Света — места себе не находят, звонят, наверное, на телестудию в Останкино, интересуются, как да что. А как волнуется за него Васильковский! Он остался в Москве, хотя в эти решающие минуты поддержка тренера была бы ой как необходима.

Почему-то вспомнился давнишний эпизод из спортивной биографии. В 1978 г., когда конькобежцы только- только стали бегать в комбинезонах, несколько таких костюмов было выделено и для спортклуба «Москвич», но ни один из них Божьеву не достался. Решили, что парень еще не заслужил новой формы. А через несколько дней разыгрывалось первенство московского «Труда». И Божьев попадает на второй дистанции в одну пару с Николаем Рулиным, одним из сильнейших юношей Москвы. Вбегает Олег в раздевалку и кричит: «Дайте мне комбинезон, и я Рулина обыграю!» Безапелляционное заявление вызвало дружную реакцию тренеров и спортсменов — они рассмеялись. Но долгожданный комбинезон Божьев все-таки получил. И слово свое сдержал, обыграв лидера, хотя после финиша рухнул на лед без сил.

Вот и сейчас он должен был победить. И все же сомнения были. Еще и потому, что бежать вновь предстояло в самой первой паре. А значит, все главные претенденты на награды смогут составить соответствующий график бега с учетом показанного Божьевым результата.

Четвертая дистанция — 10000 м. Время Божьева — 15.20,85. После финиша он еще долго будет катиться согбенным, на прямых ногах, боясь заставить натруженное тело расслабиться, раскрыться. Он сделал все, что мог, в тот день. Теперь оставалось ждать, что смогут соперники. Теперь все зависело от них. Но заканчивался забег за забегом, а время Божьева никому из главных конкурентов превзойти не удавалось: Эриг финишировал через 15.20,99, ван дер Дюйм по¬казал 15.27,90, а Фалк- Ларсен —15.28,20...

Долгих 22 года мы ждали этого мгновения, когда лавровым венком чемпиона будет увенчан пятый советский конькобежец. И вот этот счастливый миг: на пьедестале рыжеволосый улыбающийся парень — Олег Божьев, воспитанник московского «Труда». 20 февраля 1984 г. он был провозглашен конькобежным «королем».

Результаты
соревнований